Богатые россияне вкладывают деньги не только в основной бизнес или предметы роскоши

// // Нанотехнологии в России //

Курсом на инновации, который так рьяно прокладывают госкомпании, заинтересовались олигархи и простые миллионеры. Некоторые даже по собственной воле. Для одних венчурные вложения - попытка приумножить капиталы, для других - увлечение или шанс осуществить детские мечты. Возможно ли это без господдержки? Первый опыт показывает, что надежда есть...

Эстафета Дерипаски

Ответ на этот вопрос становится очевидным на примере проекта «Ионы Скулачева». Биохимик Владимир Скулачев не один десяток лет трудился над проблемой запрограммированного старения клеток, В 2003-м в одной из лабораторий МГУ ему все-таки удалось синтезировать мощный аптиоксидант- вещество SkQl. А спустя два года на пороге университета появился выпускник физического факультета Олег Дерипаска, вызвавшийся оказать ученым финансовую помощь. Так научная работа в рамках МГУ превратилась в крупный инвестиционный проект: в последующие три года олигарх вложил 15 млн долларов в поиск наиболее перспективных областей применения нового препарата. Но всему когда-нибудь приходит конец. Во время кризиса на «Базовом элементе» г-на Дерипаски повисли многомиллионные долги. Видимо, стало не до старения - выжить бы.

 

В то время как Олег Дерипаска спасал миллиарды от кризиса, свои миллионы в проект "Ионы Скулачева" решил вложить Александр Чикунов
«Олег Дерипаска относится к категории очень жестких и реалистичных бизнесменов: все, что в кризис не было жизненно важным, заморозили»,-рассказывает бывший член правления РАО «ЕЭС России», а ныне президент группы «Росток» Александр Чикунов. В «Базовом элементе» комментировать ситуацию с венчурными проектами отказались - лишь сообщили, что с этим покончено.

Исследовательская работа Владимира Скулачева была приостановлена, но ненадолго: в 2009-м по совету своего бывшего начальника, а теперь главы госкорпорации «Роснано» Анатолия Чубайса эстафету подхватил Александр Чикунов. «В результате опционной программы РАО «ЕЭС» я получил кое-какие деньги и смог направить их часть па поддержку лаборатории», - вспоминает он. В прошлом году к финансированию проекта присоединилась и сама «Роснано», вложив в него 23 млн долларов. С приходом инвесторов дела у биологов пошли веселее: в 2013-м планируется вывести на рынок глазные капли от глаукомы и катаракты, следом - препараты от других болезней, связанных со старением организма. Лекарства будут производиться для России, на зарубежные рынки предполагается продавать лицензии на их изготовление. Директор основной исследовательской базы проекта - НИИ МГУ - Иннокентий Скулачев (сын Владимира Скулачева) уверен, что совокупный доход к 2016 году может составить 8,44 млрд рублей,

Радужные перспективы «Ионов Скулачева» настолько вдохновили Александра Чикупова, что он решил вложиться и в другие, как он говорит, «хорошие проекты». В прошлом году бизнесмен создал венчурный фонд Rostok Biotech One, куда помимо «Ионов» вошли еще три проекта по разработке препаратов для лечения онкологических и старческих заболеваний. Чтобы обеспечить эффективную работу исследовательских групп, в фонд планируется привлечь 175 млн долларов - пока удалось собрать около 75 млн долларов. Какую часть этой суммы составляют его собственные инвестиции, г-н Чикунов умалчивает. Зато известно, что в этих трех проектах еще нет денег «Роснано»: исследования находятся на ранней стадии, что не позволяет госкорпорации вкладывать средства.

Лазерный наезд

В последние четыре года скупкой венчурных компаний увлекся генеральный директор «Северсталь-групп» Алексей Мордашов, Но опять-таки не самостоятельно, а при поддержке государства. Подконтрольная г-ну Мордашову S-Group совместно с Российской венчурной компанией (РВК) создала 311ИФ «С-Групп Венчурс». Половину из 1,8 млрд рублей внесла УК «Север Эс- сет Менеджмент», принадлежащая г-ну Мордашову через кипрский офшор, а 49% - РВК. По словам управляющего партнера S-Group Capital Management Владимира Якушева, компания продолжает поиск проектов, способных обеспечить существенный рост капитализации (от 25% годовых).

Одним из наиболее значимых приобретений этой структуры стало 75-процентное вхождение в капитал немецко-русской компании Innolume, основанной петербургскими физиками, эмигрировавшими па Запад,-Алексеем Ковшом, Максимом Одноблюдовым и Владиславом Бугровым. Ученые получили широкую известность после создания немецко- финской компании Oplogan. В 2009-м ее «дочка» - «Онтоган» - при поддержке той же «Роснано», а также «Онэксима» Михаила Прохорова обосновалась в России и сталаздесь ведущим производителем светодиодов. Благо программа по энергоэффективности оказалась как нельзя кстати. Параллельно с Optogan ученые развивали компанию Innolume, «дочка» которой также вскоре появится в Петербурге. «Innolume специализируется на создании полупроводниковых лазеров диапазоном 1,1-1,3 микрон, В таком интервале Значений хороших устройств на рынке почти нет, - рассказывает Владимир Якушев. - Разработка может использоваться в медицине, телекоммуникациях, а также при оснащении дата-центров».

 

Судя по тому, какой интерес проявляют к продукции Innolume клиенты и новые инвесторы, компания может занять лидирующие позиции в ряде рыночных сегментов, прогнозирует г-н Якушев. Озвучивать финансовые прогнозы он не стал, однако Алексей Ковш в 2008 году заявлял, что только одна из разработок (технология квантовых точек) способна принести более 100 млн евро дохода. Вложения в компанию на тот момент составляли около 19,5 млн евро. В любом случае, учитывая внимание государства к разработкам Innolume, не приходится сомневаться, что изобретению дадут зеленый свет на самом высоком уровне и оно будет крайне востребовано рынком.

Социальный штурм

Впрочем, если государство не участвует в венчурной компании деньгами и не создает для нее условий, это еще не означает, что та априори неинтересна олигарху. Просто проект должен быть специфическим. Так, в начале года стало известно, что у Михаила Прохорова появилось новое увлечение, Внимание предпринимателя привлекла разработка социолога Александра О стона и специалиста в области IT Сергея Карелова под названием Witology. В нее бизнесмен совместно с президентом группы «Спутник» Борисом Йорданом вложил 5 млн долларов (в долях - 41 и 8,94% соответственно).
Witology - это Корпоративная IT-система, которая может сделать работу компаний более эффективной, задействовав «коллективный разум». В Сбербанке, к примеру, существует внутрикорпоративная сеть «Биржа идей», через которую сотрудники вносят свои предложения по сокращению издержек. Лучшие идеи руководство берет па вооружение, а автор получает вознаграждение. Подобные программы установлены в таких компаниях, как IBM, Microsoft , Nokia, Toyota... Правда, разработчики уверяют, что придумали нечто Куда более совершенное. По словам Сергея Карелова, благодаря Witology человек в виртуальной среде может заниматься тем, чем ему не удается заниматься в реальной жизни. Так, был случай, когда дизайн для очередной модели Porsche придумала женщина, которая работала в компании бухгалтером.

 

Создатели Witology утверждают, что к ним уже выстроилась очередь из десятка крупных компаний, готовых опробовать платформу даже в бета-версии, Ее Сергей Карелов и Александр Ослон планируют закончить к апрелю. Проект Witology-экономически выверенная система, направленная назарабаты- нание денег. При правильном продвижении он может принести доход и безучастия государства, По крайней мере г-н Карелов надеется, что объем мирового рынка подобных приложений со временем достиг нет десятков миллиардов долларов и Witology сможет занять на нем лидирующую позицию.

Перспективные вложения привлекают и совладельца Mail.Ru Group Юрия Мильнера, недавно сообщившего о создании Start Fund. Фонд инвестирует по 150 тыс. долларов в 43 небольшие компании Кремниевой долины. Для венчуров сумма относительно небольшая, но с увеличением количества проектов возрастает и вероятность получения результата в условиях высокого риска.

Бизнес или хобби?

Похоже, что олигархи проявляют интерес к венчурному инвестированию в двух случаях: либо когда проект поддерживается государством, либо когда его коммерческое применение очевидно, а работа над ним нетребует гигантских инвестиций. В первом случае участие РВК или «Роснано» дает какую-то гарантию того, что перед нами не очевидная авантюра. Кроме того, государство может обеспечить сбыт готовой продукции. Как это произошло в случае с «Оптоганом». Вряд ли можно назвать высокорискованными вложения в компанию, изготавливающую светодиоды, когда наша страна взяла курс на энергосбережение и ограничивает рынок ламп лака лишни я. Или другой пример: в прошлом году Анатолий Чубайс и совладелец АФК «Система» Владимир Евтушенков обратились к правительству с просьбой ограничить импорт иностранных чипов (используемых в том числе в биометрических документах), чтобы дать зеленый свет продукции компании «Ситроникс», входящей в АФК «Система». Или взять «Ионы Скулачева» и лазеры Innolunie. И то и другое - прорывные разработки в отраслях, в развитии которых заинтересовано государство (фармацевтика и медицинские технологии). Так, концепция «Ионов Скулачева» способна стать технологическим фундаментом для отечественной фармацевтики будущего, считает управляющий директор «Роснано» Ольга Шпичко.


Иное дело - фундаментальные исследования, которые десятилетиями могут не давать практического и, следовательно, экономического результата. Увы, в этом направлении пока работают в основном лишь энтузиасты. Таких людей не назовешь венчурными капиталистами-для них это либо деятельность, близкая к благотворительности, либо хобби или даже миссия. К примеру, фондДмитрия Зимина «Династия» оказывает поддержку молодым ученым: выплачивает гранты, организует мероприятия, направленные па популяризацию науки. В частности, он помогает лаборатории «Герои Лаб» микробиолога Евгения Нудлера, который исследует механизмы старения. «Для нас это не венчурный проект. Miii не ждем от пего коммерческого результата», - утверждает исполнительный директор «Династии» Анна Пиотровская.

К категории хобби можно отнести и новое увлечение экс-совладельца «Евросети» Тимура Артемьева. Несколько лет назад он планировал создать фонд в размере 25 млн евро для поддержки Института биологии старения. Правда, по словам бизнесмена, удалось внести значительно меньше - сколько именно, он не уточняет. Исполнительный директор института Алексей Перегудов говорит, что их целью является проведение фундаментальных исследований и лабораторных экспериментов. «Для Тимура наука - это личный интерес, - подчеркивает г-н Перегудов, - В процессе исследований появляются и практические, потенциально коммерческие изыскания, которые могут быть проданы венчурным капиталистам». Но это только в будущем. Сейчас институт испытывает проблемы с финансированием, так что о потенциальных доходах думать не приходится.

После финансового кризиса к воротилам российского бизнеса, увлеченным венчурными проектами, присоединились скромные долларовые миллионеры
Возможно, все останется как есть и в ближайшем будущем, «То, что частные инвесторы не хотят входить в фундаментальные проекты без поддержки государства, вполне естественно, - считает директор отдела управления венчурными фондами «Тройки Диалог» Андрей Вакуленко. - И это вряд ли изменится. Другое дело, что такой поддержки не хватает.

За границей большинство фундаментальных исследований финансируется либо государством, либо за счет университетских фондов. Последние, в свою очередь, поддерживают выпускники университетов - те же бизнесмены, У нас такой культуры нет, и, судя по мемориальным табличкам на корпусах американскихуниверситетов, требуется сотня лет, чтобы ее вырастить». На примере Олега Дерипаски мы видим, как кризис погубил нарождающуюся культуру па корню. Однако тот же кризис породил и новую тенденцию: открыл дверь в венчурное финансирование не только олигархам, «После кризиса появился интерес к венчурам и у людей с состоянием в несколько десятков миллионов долларов,-отмечает г-н Вакуленко. -  Во-первых, это модно, об этом все знают. Во-вторых, люди увидели, что акции больше не растут колоссальными темпами, а могут и упасть. Они начали искать альтернативу и нашли ее в венчурном инвестировании». 

По материалам журнала РБК