Профессия - ИТ-директор

// // Образование //

В России начинают осознавать, что квалифицированный ИТ-директор (или, говоря по‑западному, CIO) необходим для успеха бизнеса. Но где найти настоящего профессионала? Каковы знания российских CIO и кандидатов на эти должности? Где получают соответствующее образование?

По мере усложнения информационных технологий они все шире используются в бизнесе, во многом определяя его конкурентоспособность. Поэтому постоянно растут требования к квалификации ИТ-директоров. Но где эти специалисты получают необходимые знания? Как показывают исследования, большинство отечественных CIO продолжает учиться на собственных ошибках. По данным опроса, проведенного в 2010 году кадровым агентством HeadHunter среди российских ИТ- директоров, 49,8 % из них постигали азы профессии самостоятельно и, кроме вуза, никакого дополнительного образования не получили. Остальные, как правило, получили его в форме курсов или программ сертификации определенных вендоров. Больше всего респондентов (26,1 %) имеют сертификаты Microsoft. Затем в порядке убывания идут сертификаты Cisco (11,3 %), Oracle (7,2 %), IBM (6,3 %), Red Hat (3,4 %), 1С (3,4 %), CompTIA A+ (1,8 %) и SUN (1,6 %). Как и следовало ожидать, подавляющее большинство CIO — технари; выпускников гуманитар- ных вузов набралось всего 7 %. Дополнительное образование в нетехнических областях, включая экономику и менеджмент, не пользуется популярностью среди российских CIO. Только 27,5 % из них изучили ITIL и 25 % — стандарты управления проектами PMI. А широко разрекламированную степень MBA получили всего 13 %.

Путь к директорской должности занимает обычно от 5 до 10 лет. Лишь 8 % респондентов проделали его быстрее — за три года. Среди качеств, которые помогли в карьерном росте, опрошенные поставили на первое место свой опыт. Далее в порядке убывания следуют квалификация и лидерские качества, а образование по важности заняло только 4‑е место. Кроме того, примерно 25 % ИТ-директоров признали, что в карьере им помогли личные связи.

CIO не рождаются

Есть ли такие учебные заведения, которые выпускают ИТ- директоров, выбрасывая их на рынок, как новые «Форды» с конвейера? Пусть не в России, так хотя бы на более развитых рынках. Как свидетельствуют эксперты, ничего подобного нигде не существует. «Такого образовательного учреждения нет не только в России, но и на Западе. Так устроена образовательная система во всем мире, — считает Андрей Бугаенко, директор по ИТ компании «Синтерра». — Прежде чем стать топом в области ИТ- менеджмента, слушатель сначала получает базовые знания, умения и навыки. Потом закрепляет их, участвуя в производственной деятельности (желательно по профилю). Далее идет повышение квалификации, возможно, фактическая переподготовка по бизнес-направлениям. Для ИТ-директора обязателен навык управления коллективом, независимо от формы обучения (бизнес-тренинги, базовое управленческое образование).

Только в этом случае появится CIO, а в современных реалиях — CTIO (Chief Technology Information Officer). Все остальные, в большинстве случаев, — это „админы” с амбициями CIO». «Функционально на 100 % подготовить CIO нельзя, — соглашается Александр Олейник, директор Высшей школы бизнес-информатики при ГУ-ВШЭ. — Обучение дает определенные теоретические знания и практические навыки в соответствии с существующими стандартами, лучшими практиками, концепциями и методиками. А жизнь гораздо разнообразнее, особенно в России. Поэтому определяющим в становлении CIO является разносторонний практический опыт». Эта точка зрения подтверждается рассказами ИТ- директоров. Для многих из них университетом стал жизненный опыт.

«Я закончил МИФИ по специальности „кибернетика”, — рассказывает Илья Товбин, директор по ИТ российского филиала Wrigley. — Но специальных курсов не заканчивал. На тот момент не существовало представления, из чего складывается образование и где его получить. Все постигалось на собственном опыте». «Мы выходили из советского времени, каждый учился как мог и где мог», — соглашается с ним Юрий Мищенко, директор департамента управления инфраструктурой банка «Траст». «CIO не рождаются, ими становятся, — перефразирует известную пословицу Александр Олейник. — И в этом становлении важны два компонента: знания и опыт. Опыт, как известно, не купишь, поэтому есть только один вариант: работать с ИТ. А знания можно купить. Но это непросто: во‑первых, знания быстро устаревают, а во‑вторых, CIO нужны знания в большом количестве и во многих разных областях. Поэтому учиться нужно всю жизнь. Похоже на выражение известного политического деятеля: учиться, работать, учиться, работать».

Чему должен научиться ИТ-директор

Какие же знания должен приобрести «продвинутый сисадмин», чтобы стать настоящим ИТ-директором? Главным образом, это знания в области управления людьми, менеджмента. «Различные технические степени и сертификаты, вроде „инженера по оборудованию Cisco” не очень релевантны для ИТ-директора», — счи тает Илья Товбин. Тем не менее важность технических знаний никто не отменял. «На моей позиции нужно глубоко знать технические детали систем, которые работают в компании. Поэтому полезно освоить тот объем технических курсов, который дает представление о системах хранения данных, сетях и т.д., чтобы знать, куда двигаться. Ведь прогресс на месте не стоит», — говорит Юрий Мищенко.

«ИТ-директор 90 % своего рабочего времени работает с людьми: подчиненными, заказчиками, поставщиками, топами, решая при этом совсем не технические вопросы, — комментирует Александр Олейник. — Поэтому мой совет человеку, желающему достичь уровня ИТ-директора: надо изучать дисциплины стратегического планирования, управления персоналом, организационного поведения, развития личных и деловых коммуникаций».

Андрей Бугаенко приводит следующий список предметов, которыми должен овладеть ИТ-директор: базовые инженерные знания, специальные знания в областях теории информации и ИКТ-стандартизации, управленческие знания и навыки, основы экономики, психология. Очень полезно получить дополнительное профессиональное образование в областях информационной безопасности, управления рисками, управления жизненным циклом информационных систем, хранения, обработки и передачи информации. «Для развития менеджерских компетенций обязательно нужно пройти курсы по ITIL, чтобы понять, что ИТ существуют не для самих себя, а для бизнеса, — отметил Юрий Мищенко. — Курсы МВА тоже полезно окончить. Сам я их пока еще не проходил, но собираюсь этим заняться». «Сначала кандидаты в топы в области ИТ набирают багаж технических знаний, — рассказывает Александр Соколов, директор Школы ИТ-менджмента при Академии народного хозяйства при Правительстве РФ. — Сюда входят, в частности, различные сертификаты — Cisco, Microsoft и другие. Затем люди обычно осознают, что знания надо структурировать. В организационном плане полезно изучить ITIL. Пригодится и сертификат РМI. Однако этих знаний для уровня топа все‑таки не хватает. Скорее, это квалификация для среднего уровня карьерной лестницы. Чтобы стать настоящим CIO, нужно получить фундаментальное бизнес-образование».

Не секрет, что российские компании обычно не обращают особого внимания на различные «корочки». Но при выборе кандидатов на руководящие должности свидетельства о дополнительном образовании все чаще рассматриваются в качестве важного критерия, а иногда даже считаются обязательными.

Технари и дженералисты

Карьерные пути ИТ-директоров в России и на Западе заметно различаются. За границей на должность CIO обычно назначают людей с управленческим или финансовым образованием. А российский CIO — это, как правило, выпускник технического вуза с большим опытом работы в технической сфере, получивший знания в других областях лишь попутно. Поэтому российские и западные бизнес-школы идут к совмещению технического и управленческого образования с разных сторон.

Отечественные школы понемногу добавляют в свои учебные программы элементы менеджмента, а западные вводят все больше технических предметов. Резкий поворот в тематическом составе бизнес-образования случился на Западе примерно в начале 2000‑х — во время надувания интернет-пузыря; именно тогда появилась мода на изучение информационных технологий в рамках курсов MBA. Впрочем, не один лишь интернет-бум вынудил иностранцев задуматься о специализированном ИТ-образовании. Разрыв между знаниями, которые дают бизнес-школы, и современными требованиями к профессии CIO быстро увеличивается из‑за усложнения технологий. В результате выпускники со степенью МВА, но не слишком компетентные в ИТ, могут доставить своим работодателям неприятности. В одной из американских компаний из списка Fortune-500 только что принятый на должность CIO свежеиспеченный мастер делового администрирования наломал таких дров, что в итоге компания была вынуждена списать в убытки около 40 млн долларов и заняться организацией собственных курсов ИТ-специалистов. Качество программ МВА со специализацией в области ИТ до сих пор оставляет желать лучшего.

«Крупных бизнес-школ, которые занимались бы подготовкой CIO, на Западе нет, — делится наблюдениями Александр Соколов. — Возможно, были какие‑то попытки их создать, но в целом создается впечатление, что Европа и Америка продвигаются только в направлении общих, так называемых „дженералистских” программ. Специализированные программы, конечно, существуют, но они играют вторые-третьи роли».

Как правило, в качестве «ИТ-специализации» иностранные школы включают в учебные планы несколько узких тем. Например, это может быть информационная безопасность. При этом около 75 % всего курса — это общие дисциплины, которые без изменений преподаются на всех направлениях МВА — и для управленцев в области ИТ, и для управленцев в банковском секторе. Считается, что разбираться в компьютерах — это для CIO не главное.

Теоретикам здесь не место

В России уже существуют бизнес-школы, предлагающие программы подготовки CIO. Самое сложное в деятельности таких школ — найти достойных преподавателей. Теоретики, пусть даже с профессорскими званиями, составляющие свои программы банальным переписыванием западных учебников, никому не нужны. А практики не имеют свободного времени для преподавательской работы, даже в тех редких случаях, когда готовы поделиться своим опытом. «Одними деньгами преподавателей-практиков не привлечь, — рассказывает Александр Соколов. — Это вопрос личных отношений. К каждому человеку нужен свой подход, у каждого — своя мотивация.

Кстати, преподаватель тоже извлекает пользу из занятий. Для него это тоже полезный опыт и новые знания. Ведь аудитория — это не недавние старшеклассники, а уже состоявшиеся профессионалы. Многие в своих отраслевых областях разбираются лучше преподавателя». Еще один побочный, но весьма полезный эффект от дополнительного профессионального образования — это новые деловые связи. Они легко устанавливаются на курсах, в среде коллектива управленцев.

Три ступени ИТ-директора

Говоря о Западе, не следует забывать и о Востоке. Деловые культуры разных стран по‑разному рассматривают роль CIO в бизнесе и предписывают разные пути к этой должности. Примечательна модель Японии, сильно отличающаяся как от российской, так и от западной. Японский CIO имеет в правлении гораздо больший вес, чем в России, в США или в Европе. Фактически, это второй человек после генерального директора. Его выращивают годами в собственной фирме, а не ищут усилиями хедхантеров. Аббревиатура CIO в Стране восходящего солнца даже расшифровывается по‑другому — Chief Innovation Officer.

По свидетельствам российских бизнесменов, тесно общавшихся с японскими коллегами, их понимание роли ИТ-директора последовательно прошло через три ступени. На 1‑й ступени ИТ-директор воспринимался как «продвинутый сисадмин» и выполнял соответствующие функции. В принятии стратегических решений он не участвовал и делал то, что ему поручал топ-менеджмент. На этом этапе сегодня находится большинство российских ИТ-директоров. На 2‑й ступени ИТ-директор начал присутствовать на совещаниях высшего руководства, общаться с топ-менеджментом напрямую, а его мнение стало учитываться при принятии стратегических решений. Большинство японских компаний считает для себя эталоном 3‑ю ступень: CIO теперь не просто консультирует топ-енеджмент, а выполняет функции директора по развитию бизнеса, того самого Chief Innovation Officer. В японских деловых кругах считается, что для формирования стратегии бизнеса надо профессионально разбираться в ИТ.

Стоит отметить, что сами японцы выделяют еще одну, 4‑ю ступень развития функций ИТ-директора: на этой ступени, кроме всего прочего, он выполняет обязанности по взаимодействию с государственными регулирующими органами. Скорее всего, это восточная специфика и для других рынков ее применить трудно. Вряд ли японская модель будет полностью принята в какой‑либо российской организации, но заимствование некоторых элементов российским деловым сообществом весьма вероятно. Факт остается фактом: уровень развития ИТ в Японии выше, чем в России, и этот уровень во мно гом определяется моделью управления. ИТ-руководителей международного уровня в России мало, но еще больше в нашей стране дефицит ИТ- специалистов среднего звена. Об этом говорят и представители бизнес-школ, и ИТ-директора, которые нуждаются в сотрудниках. Прослойка между технарями и топ-менеджерами слишком мала. Для ее формирования могут понадобиться поколения. А сейчас, в 2010 году, даже в крупных городах не хватает ни учебных программ, ни преподавателей-практиков, ни соответствующей деловой среды.