Зачем России нужны нанотехнологии

// // Интересное в сети //

В октябре в Москве прошел Второй международный форум по нанотехнологиям. Своими мыслями о прошедшем событии поделился главный редактор журнала "Компьютерра" Владислав Бирюков. По его мнению, скепсис, изначально выработанный у публики по отношению к этому инновационному направлению, в итоге все-таки не оправдался - у России есть свои перспективы в сфере нанотехнологий.

 

Как вы наверняка знаете, 6–8 октября в Москве прошел Второй Международный форум по нанотехнологиям. Прошел триумфально: с выступлением президента, раздачей слонов — в виде 318 миллиардов рублей госфинансирования, обещанных до 2015 года, с трехдневной программой из дюжины параллельных сессий по различным направлениям и выставкой проектов, с красивыми дорогими буклетами-каталогами, с синхронными переводчиками в каждом зале и немалым числом именитых иностранных гостей. Не обошлось, правда, без некоторых странностей — журналистов на выступление президента не пустили, акустика в некоторых залах заставляла вспомнить общежитие имени монаха Бертольда Шварца, а кофе во время «кофе-брейков» почему-то не наливали (поначалу, потом все наладилось). Я прошлогодний форум пропустил, достоверно сравнивать не могу, но те, кто на нем был, говорят — прогресс большой, конференция действительно выходит на международный уровень. За державу, конечно, приятно, но одна мелочь как-то держала в напряжении.

Не секрет, что настороженное отношение ко всему, что делает государство, и изобилие шарашек, выпускающих «продукт с применением нанотехнологий», давно выработали у публики изрядный скепсис к нанотехнологиям вообще и к государственной программе их развития в частности — это-де лишь распил казенных денег под громкой вывеской и ничего более. Похоже, скептики ошибались. Согласно представленным «Роснано» цифрам отчетности, деньги расходуются по делу, а резюме 36 уже поддержанных госкорпорацией проектов по большей части выглядят вполне представительно. Вот только если выбрать наиболее дорогие — возьмем для определенности те, финансирование которых (совокупное, как государственное, так и частное) превышает 3 миллиарда рублей, — то обнаружится, что они имеют довольно спорное отношение собственно к нанотехнологиям, в их классическом понимании. Производство светодиодов, фабрика по выпуску поликремния, композитные материалы, солнечные батареи, полупроводниковые чипы, оптоволокно, семейство инвестиционных фондов… Нет никаких сомнений в том, что все эти проекты, в основном инфраструктурного характера, — важные, правильные и нужны стране именно сейчас. В конце концов, эксперты «Роснано» наверняка не зря едят свой хлеб — те, кого я знаю, люди умные и компетентные.

Есть сомнения лишь в том, насколько эти проекты «нанотехнологические» и насколько вообще потускневший глянец термина «нано» имеет смысл использовать для популяризации государственной программы развития продвинутых технологий. Обычных нормальных человеческих технологий, которые, так уж получается, во многом работают сейчас на наномасштабах (но раньше неплохо справлялись и на микро). Если обратиться к американскому опыту, то и там у нанотехнологий репутация подмочена не меньше, несмотря на то что, в отличие от нашей страны, в США наноиндустрия действительно имеется. Пусть и далеко не такая значительная, как может показаться по генерируемому вокруг нее белому шуму. А может, я зря цепляюсь к мелочам и нужно просто радоваться, что государство озабочено не только вопросами обслуживания нефтяной трубы, но и пытается сделать что-то стоящее? А вы как думаете?

Опубликовано в 39 номере "Компьютерры" за 2009 год.