Стив Джобс

// // Интересное в сети //

Скоро пройдет год с момента смерти основателя Apple - законодателя мод HiTech-индустрии. 5 октября ушел из жизни Стив Джобе. Сказать, что индустрия потеряла значимого человека, значит, стыдливо промолчать - Джобсу удалось изменить техносферу, сделав все, чтобы она, в конце концов, приняла форму яблока. И теперь в мире осталось очень мало людей, которые бы не знали этого человека в лицо.

Стив Джобс родился в Сан-Франциско в 1955 году. В 1972-м он поступает в Рид колледж в Портленде, чтобы в конечном итоге выбыть из него после первого же семестра. Однако некоторые занятия, в основном гуманитарные, он продолжает посещать, например, по каллиграфии. Привитое чувство прекрасного и психоделический вояж в Индию тремя годами позже впоследствии сослужили Джобсу самую добрую службу: он становится буддистом и на вещи смотрит намного шире.

В созданной в 1976 Apple принцип «штучных товаров не для всех» хоть и не сразу, но становится главным. В то время, когда все производители в мире наращивали мощности, умень шали чипы и ломали голову, как увеличить клиентскую базу, Джобс работает в основном над красотой: создает эффектные белые штуковины для избранных и говорит о значках в Mac OS как одной из важнейших составляющих успеха: «Мы сделали значки на экране такими красивыми, что людям захочется их лизнуть». Но принцип не носки можно и поменять: сегодня эти значки хотят лизнуть очень много людей.

Понимая, что жизнь состоит из мелочей, Стив Джобс с них и начинал: «сырой», с плохим экраном и малоемкий, — первый айпод был вроде бы даже не очень уместен для своего времени, но все-таки имел незначительные, на первый взгляд, преимущества он необычно выглядел, у него были белые наушники и совершенно чудесное колесо прокрутки с него-то все и закрутилось. Но тогда многие крутили пальцем у виска: начать крестовый поход против всего IT рынка и нести вместо факела средненький по сумме плеер? У Стива Джобса, должно быть, крыша поехала. В итоге мы дожились до того, что само название «айпод» стало почти нарицательным для всех mp3-плееров. Именно при Джобсе случился общемировой надлом в головах: оказалось, что плееры могут быть удобными, телефоны действительно интересными, а планшеты кому-то быть нужными.

Такой предсказуемый и пошлый, в общем то, жанр как презентация при Джобсе превратился в действительно захватывающее человеческие жертвы XXI века. На презента циях, меж тем, ничего сверхоригинального не случалось: вот великовозрастный очкарик в темной водолазке и кроссовках-не пришей-кобыле-хвост демон стрирует возможности новой технологичной игрушки, вот на экране какое-то умное мельтеше ние, вот журналисты транслируют в твиттер происходящее. Хм, на айпэде. Но это уже в истории: вряд ли преемник Тим Хук будет так же эффективен я бы у такого вряд ли что купил. Даже шаффл. На данный момент новости о выходе свежего айфона едва ли не перекрывают сообщения об экстренных событиях с человеческими жерт вами и в этом есть кривая ухмылка времени: сумасшедшие, зани мающие очередь в магазин за много часов до открытия, чтобы первыми купить вожделенный ай (фон/под) пэд. Очень сложно создать продукт, пользуясь фокус-группами, говорил Стив Джобс, так как часто люди не знают, чего хотят.

Джобс был похож на человека, который слишком много знал. Аналогия с Кашпировеким. конечно, дикая, но вполне под ходящая: Джобе ведь тоже давал установку, и в нее все верили. Или люди, купившись на гипноз из-под очков и комплекс гениальных маркетинговых ухищрений, начинали думать, что пользоваться ITunes — это круто, сен сорные экраны — это удобно, а отсутствие порта USB 3.0 — это скорее даже плюс. Он и сам про это как-то обмолвился: «Очень сложно создать продукт, пользу ясь фокус-группами. Часто люди не знают, чего хотят, пока им это не покажешь».

Год назад, когда Стив Джобс сказал, что умывает руки и уходит с поста CEO руководителя Apple, стало очевидно, что все это время он делал хорошую мину при не самой хорошей игре. 5 октября стало известно, что делать ее он уже не будет: опухоль, подтачивавшая не первый год главного харизматика IT мира, все-таки победила.

После смерти Джобса акции Apple падают в цене, посмертная биография выходит почти на месяц раньше запланированной даты, а американский драматург Майк Дейси и не думает в связи со скорбным событием отменять премьеру моноспектакля «The Agony and the Ecstasy of Steve Jobs». Будьте уверены: акции все равно пойдут вверх, биография побьет по продажам многие рекорды, а постановка будет бороться за какие-нибудь театральные награды только что айфоны не подскочат в продажах, но куда там уже подскакивать? Великие люди наделены властью менять мир даже после своей смерти.

Туг грешным делом работало сравнение с кровными конкурентами Microsoft: с Биллом Гейтсом, похожим даже в свои пятьдесят шесть на студента гика, с которым максимум хочется поиграть по сетке в какой-нибудь Quake. С Джобе ом же хотелось поговорить о высоких материях, Дэвиде Боуи или трудах, скажем, Бодрийяра. Сам Джобс как-то сказал, что Гейтсу пошло бы на пользу, если бы тот попробовал в молодости ЛСД и пожил с хиппи, как сделал когда-то сам Стивен.

Но какой Стив Джобс настоящий? Возможно, он был всего лишь немного сентиментальным визионером и романтиком («Лучше быть пиратом, чем служить во флоте» его слова), битломаном, песектарианцем и буддистом с философским взглядом на жизнь? Именно таким он предстал пару лет назад перед студентами Стэнфордского университета: ни слова об опыте употребления наркотиков, шальных каникулах в Индии или чем-нибудь в этом духе — обычная стоическая трель на грани исповеди. «Помнить, что я скоро умру, — великолепный инструмент, кото рый помог мне принять все самые важные решения в жизни. Мысль о скорой смерти - лучший спо соб избавиться от иллюзии, что тебе есть, что терять. Ты уже будто голенький, и нет причины не следовать за своим сердцем. Смерть это лучшее изобретение жизни».

За почти десятилетие худеющее с каждым годом лицо Стива Джобса стало синонимом всего дорогого и вау эффективного, что есть в компьютерном мире, и за это же десятилетие баланс сил на поле брани изменился до неузнаваемости: Apple уделали всех конкурентов и стали крупнейшей компанией в индустрии. Примерно со вторым пришествием Джобса в Apple (тогда он сказал, что современные продукты Apple — отстой и они несексуальны) приверженность продукции яблочников окончтельно трансформировалась из отдельной странной конфессии в доминирующую религию: паства разрослась до огромных размеров и получилась странная история — качество переросло в количество без потери качества.