Никогда не вступай в споры - или законы общества, политики и общения

// // Интересное в сети //

В обществе ничего не следует обсуж­дать, а только давать результат, - говорил Бенджамин Дизраэли (1804-1881). Иллюстрацией этого закона мо­жет служить президент США Гарри Трумэн,сбросивший ядерную бомбу на Хиросиму и Нагасаки. Диплома­тические переговоры с требова­нием о капитуляции Японии раз за разом заходили в тупик, а японская армия тем временем продолжала истреблять противника. Трумен, не желая больше сотрясать воз­дух бесплодными словами, просто отдал приказ - и два города были стерты с лица земли. На следующий день император Японии сообщил о согласии отдать своим войскам при­каз капитулировать. Правда, эта победа была достигнута слишком дорогой ценой - 240 тысяч человече­ских жизней.

Еще один пример, наглядно ил­люстрирующий этот закон. Однаж­ды Никиту Хрущева, выступавшего с докладом о преступлениях Ста­лина, перебили выкриком из зала: «Вы работали со Сталиным, почему не остановили его тогда?» Хрущев обвел взглядом зал и прорычал: «Кто это сказал?» Никто не поднял руки. Все в зале замерли. Через несколько секунд напряженной тя­гостной тишины Хрущев добродуш­но сказал: «Теперь вы понимаете, почему я его не остановил?» Вместо того чтобы объяснять, что Сталина боялись все, кто с ним общался, что малейшее неповиновение грозило смертью, Хрущев дал аудитории по­чувствовать, на что было похоже общение со Сталиным, что значит посметь высказаться, противосто­ять вождю, в данном случае Хруще­ву. Никаких объяснений больше не понадобилось.

 

Однако у этого закона есть и оборотная сторона: словесные пе­репалки способны отвлечь внима­ние от коварных поступков и зама­скировать их. В таких случаях спор работает на вас. Втяните другого в дискуссию, чтобы отвлечь его от ваших обманных ходов. Слова по­могают и в случае, если вас пойма­ли на лжи, и чем эмоциональнее и увереннее вы высказываетесь, тем меньше похожи на лжеца. История, иллюстрирующая это утверждение, такова: однажды аферист по имени Виктор Люстиг продал десяткам простаков по всей стране механизмы, выдавая их за аппарат для копирования денежных купюр.

 

Основная масса обманутых не решилась обратиться в полицию, чтобы избежать огласки неприятно­го дела, однако один из них - шериф Ричарде все же выследил Люстига в чикагской гостинице. Люстиг, уви­дев разъяренного шерифа, сделал вид, что очень удивлен. Сначала он втянул шерифа в бесконечный спор вопросами о том, правильно ли тот все делал и не сломал ли аппарат, а потом, заявив уже сбитому с тол­ку и деморализованному шерифу, что возвращает ему потраченные на «аппарат» деньги, вручил ему несколько сотен фальшивых долла­ров, с которыми тот вскоре и попал­ся, был арестован и никогда более не беспокоил обманувшего его Лю­стига.

Чужие невзгоды могут оказать­ся для вас губительными — эмоцио­нальные состояния так же заразны, как болезни. Вам может казаться, что вы спасаете утопающего, но на самом деле вы лишь приближаете собственное несчастье. Несчастные иногда навлекают беды на себя, они навлекут их и на вас. Уж луч­ше держитесь поближе к везучим и счастливчикам.

 

Рядом с нами есть невезучие люди, страдающие от беспощадных ударов судьбы, с которыми им не под силу справиться. Безусловно, они заслуживают всей возможной помощи и симпатии, какие только мы можем им дать. Но есть и иные, не созданные для несчастий или не­везения, а призывающие их на свою голову собственными разрушитель­ными поступками и дестабилизиру­ющие действующие на окружающих. Было бы прекрасно научиться вос­питывать их, изменить их характер и жизнь, но чаще именно они втор­гаются в нашу жизнь и заставляют нас меняться. Причина проста - люди очень восприимчивы к на­строениям, эмоциям и даже к образу мыслей тех, с кем проводят время. Следует понимать: в играх власти очень важно, с какими людьми вы связаны в представлении других. Если вы свяжете себя с «разносчика­ми инфекции», слишком велик риск, что вам придется потратить много драгоценного времени и сил на по­пытки освободиться. К тому же по ассоциации вы окажетесь в глазах окружающих кем-то вроде соучаст­ника. Ни в коем случае нельзя не­дооценивать опасность инфекции! От инфекции есть одно спасение: карантин. Но к тому времени, как вы распознаете проблему, часто бывает уже слишком поздно.

 

Как защитить себя от таких всепроникающих вирусов? Ответ заключается в том, чтобы судить о людях по тому, как они воздей­ ствуют на окружающий мир, а не по тому, как и чем они объясняют свои проблемы. Разносчиков заразы можно распознать по несчастьям, которые они притягивают к себе, по их бурному прошлому, длинно­му списку разорванных дружб и знакомств, по нестабильному, со срывами, продвижению по службе, а также по самой силе их харак­тера, которая опрокидывает вас и заставляет забыть о своих интере­сах. Будьте готовы определить раз­носчиков инфекции по этим при­знакам, научитесь распознавать недовольство в их глазах. Самое важное — не поддавайтесь жало­сти. Не делайте попыток помочь. Этот человек не изменится, а вот вы будете выбиты из колеи.
Другая сторона инфекции по-настоящему ценна и более понятна: есть люди, которые притягивают удачу хорошим рас­положением духа, природной жиз­нерадостностью, энергией и умом. Такие люди - источник радости, и именно с ними вы должны объеди­няться, чтобы разделить процвета­ние, которое они привлекают к себе. Это касается не только хорошего настроения и удачи: любое положи­тельное качество может оказаться заразительным.

 

Талейран, министр иностранных дел в правление Наполеона, об­ладал множеством странных и пу­гающих черт, но все единодушно считали, что он превосходит любо­го француза изяществом, аристо­кратическим шармом, остроумием. И в самом деле, являясь потомком одного из древнейших благородных семейств страны, он, невзирая на веру в демократию и Французскую республику, сохранял изысканные придворные манеры. Его совре­менник Наполеон был во многих отношениях его противоположно­стью - крестьянин с Корсики, не­разговорчивый и нелюбезный, даже грубый. Наполеон, однако, никем так не восхищался, как Талейраном. Завидуя умению министра общать­ся с людьми, завидуя его уму, его способности очаровывать женщин, он поступил очень мудро — дер­жал Талейрана при себе в надеж­де впитать недостающую культуру. Без сомнения, Наполеон менялся за время своего правления. Многие острые углы были смягчены благо­даря его постоянному общению с Талейраном.

 

Другой пример - великий врач шестнадцатого века Симон Тома. Однажды Тома лечил богатого ста­рика, больного чахоткой, и в поис­ках лечения для пациента пришел к выводу, что старику нужно об­щаться с молодым жизнерадостным человеком, и тогда, видя все время свежее молодое лицо и находясь в атмосфере жизнерадостности и здоровья, источаемых юностью, а также заполняя свои чувства цве­тением жизни, больной сможет улучшить свое состояние. Правда, врач не подумал о том, что, помогая таким образом больному, цветущий юноша сам быстро превратится в чахоточного старика.

 

Используйте положительные сторо­ны эмоционального воздействия для своего блага. Если, например, вы от природы скуповаты, общайтесь со щедрым, и он заразит вас своим ве­ликодушием. Если вы мрачны, дер­житесь поближе к жизнерадостным. Если склонны к затворничеству, за­ставьте себя подружиться с комму­никабельными людьми. Никогда не кооперируйтесь с теми, у кого ваши же недостатки, они укрепят все то, что тянет вас назад. Пусть вас вле­чет только к положительному. Возь­мите это за жизненное правило — вам это поможет больше, чем любая терапия.

 

Вирус. Невидимый, он проникает в ваши поры без предупреждения, распространяется бесшумно и мед­ленно. Раньше, чем вы спохвати­тесь, вы уже заражены.

 

«Распознавай баловней судьбы для того, чтобы общаться с ними, и неудачников для того, чтобы из­бегать их. Обычно невезение — это преступление или безумие, и среди тех, кто страдает от него, нет бо­лезни более заразительной: ни­когда не открывай дверь для наи­меньшего из неудачников, ибо, если ты это сделаешь, многие другие войдут, ухватившись за него... Не замарайся злосчастием других», - говорил Бальтазар Грациан (1601—1658). Иллюстрацией этого закона мо­жет служить французский импрес­сионист Анри Руссо. Руссо служил на таможне, общался с сослужив­цами и рисовал картины, которые, так же как и автор, вызывали у зна­комых недоумение, жалость и смех. Только порвав с таможней и тамо­женниками и войдя в круг модерни­стов, сдружившись с Гогеном, Се­занном, Тулуз-Лотреком, Писсаро и Сера, черпая в них бунтарский дух, вкус к жизни и вдохновение, Руссо стал таким, каким мы знаем его се­годня: одним из величайших масте­ров модернизма, право на владение шедеврами которого оспаривают самые авторитетные музеи мира.

 

У этого закона нет обратной сто­роны: он универсален. Ничего нельзя выиграть от общения с теми, кто за­ражает вас своими невзгодами. Мож­но приобрести власть и богатство благодаря дружбе с везучими. Игно­рировать это правило опасно.