Хиллари Клинтон сейчас сильна как никогда раньше

// // Интересное в сети //

На фоне падающего рейтинга Обамы у Хиллари Клинтон появляется отличная возможность вновь заявить о себе. Рейтинги экс-первой леди США сейчас высоки как никогда, ее политическим взглядам симпатизируют десятки миллионов американцев - как среди богатого населения, так и простых жителей страны. О Хиллари Клинтон всегда говорили и интересовались больше чем о ее муже - экс-президенте США Билле Клинтоне. Да и карьера Хиллари Клинтон сейчас складывается куда более удачно.

Редко случается, чтобы о жене президента говорили больше, чем о нем самом. Хиллари Родэм Клинтон, умная и в меру тщеславная женщина, хорошо осознающая свою компетенцию и значимость, сумела стать знаменитее мужа- президента. Остроумная, осмотрительная, интеллигентная - она знает, чего хочет и как этого добиться. Первая среди первых леди, получившая самостоятельную профессию и ученую степень. Как известно, восхождение на политический Олимп налагает тяжелые ограничения на жаждущего власти и славы. Избиратель редко прощает человеческие слабости. Но Хиллари заставила говорить о себе в уважительном тоне весь мир, хотя и ценой невероятных усилий.

В начале жизненного пути родители юной Хиллари напутствовали ее словами: «Ты будешь выигрывать, а потом снова проигрывать, но ничего не принимай близко к сердцу. На следующее утро вставай и борись дальше». И она боролась за свое место под солнцем - смело и упорно, шаг за шагом.

Своей напористостью, человечностью и приверженностью гуманистическим ценностям Хиллари обязана семье, строгой и богомольной. Родилась она в Чикаго в 1947 году, отец работал в текстильной промышленности, мать была домохозяйкой. В школе и церкви девочку заметили - всюду первая и на виду. Некий чикагский вариант «комсомолки, спортсменки, отличницы». В 1964 году она участвовала в избирательной кампании республиканца Барри Голдуотера. Но затем, учась в престижном колледже Уэллсли в Массачусетсе, кардинально поменяла взгляды, вступила в Демократическую партию. Смена политического направления не помешала ее карьере. Блестящей студентке доверили произносить главную речь на выпускной церемонии. Она «сорвала» длительные овации.

Уже тогда неробкого десятка, Хиллари покритиковала в своем выступлении сенатора-республиканца Эдварда Брука, выступавшего перед ней. В последующие годы учебу она сочетала с активной работой во властных структурах на таких видных тогдашних политиков, как Уолтер Мондейл и Джордж Макговерн. То, что Хиллари Клинтон - личность незаурядная, подтверждает и факт появления на прилавках книжных магазинов опубликованной переписки юной студентки юридического факультета Йельского университета и ее друга Джона Пивою. В письмах видно, как формировались взгляды девушки, определившие всю ее дальнейшую жизнь. «Я прошла через метаморфозы, и мне начинает казаться, что передо мной выставлен "шведский стол" с личностями на выбор. На данный момент я использовала "оторванную от мира ученую даму", "замороченную псевдохип- пушку", "реформатора системы образования и общества" и половину «замкнутой простушки"», - так мыслила Хиллари Родэм в самом начале карьеры.

Тогда она носила очки с толстыми линзами, нелепые платья, не скрывавшие изъяны фигуры. Под мышкой - истрепанные тетрадки, социальные идеи - в голове. Молодых людей раздражали ее наставительные интонации. Она все всегда знала лучше всех. С таким набором качеств не удивительно, что к моменту окончания университета на ней стояло несмываемое клеймо «синего чулка».

Впрочем, ее и тогда мало заботило, что о ней думают окружающие. Она считала, что лучше всю жизнь промаяться в одиночестве, но только бы не превратиться в домохозяйку, не погрязнуть в приготовлении традиционных яблочных пирогов. К браку, как и к одежде, у нее были сугубо утилитарные требования: надежно, удобно и необременительно. Женщин, сетующих на то, что семья и домашние заботы мешают им делать карьеру, Хиллари никогда не понимала. Ее профессиональному росту ничто не могло (и не должно было) помешать.


Карьера будущего сенатора складывалась удачно: ее замечали, хвалили, рекомендовали. Решающим моментом в судьбе Хиллари стало предложение неудавшегося конгрессмена Билла Клинтона переехать к нему в Арканзас. Надо сказать, что к тому времени перед Хиллари открылись широчайшие перспективы: она уже работала в палате представителей. (Именно тогда готовился обвинительный акт против президента Ричарда Никсона.) Кроме того, у выпускницы одного из лучших университетов было еще несколько выгодных предложений по работе. Так что положение вещей складывалось явно не в пользу Билла. Однако на этот раз Хиллари прислушалась к голосу сердца, а не разума.


С 1975 года Билл и Хиллари вместе. По сравнению с супругом Хиллари считают более основательной в принятии решений и активной в политических действиях. Кстати говоря, еще на первой встрече в университете студентке удалось лишить будущего президента дара речи. Их знакомство произошло в библиотеке: Хиллари сидела над книгами, когда заметила студента, пристально смотревшего на нее. В конце концов, не выдержав, она сказала: «Послушай, если ты не перестанешь смотреть на меня, я повернусь к тебе спиной. Или, может быть, нам стоит познакомиться? Меня зовут Хиллари Родэм». Решительность девушки так ошеломила Билла, что у него пропал дар речи.

Семейная жизнь ни на йоту не поколебала ее стремления добиться высшего - стать классным юристом и заняться так любимой ею политикой. Ни бурная карьера мужа, ни рождение дочери Челси не мешали ей следовать своему призванию - заниматься юриспруденцией. И она достигла своего - миссис Клинтон была занесена в список самых лучших и влиятельных юристов страны. События складывались таким образом, что Хиллари, благодаря своему авторитету, вполне могла претендовать на должность губернатора Арканзаса. Посему нашлись и доброжелатели. Биллу Клинтону кто-то намекнул, что у некоторых людей есть сомнение: якобы не тот член семьи Клинтонов сидит в губернаторском кресле. На что Билл спокойно ответил: «И я так считаю». А когда его спросили, не боится ли он, что жена опередит его в борьбе за президентское кресло, сказал: «Я всегда любил сильных женщин... Мне не повредит, если люди считают, что моя супруга будет хорошим президентом. Я и сам это утверждаю».

Невероятно, но в течение дня Хиллари порой успевала выступить с речью в суде, пообщаться с дочерью, позаниматься в библиотеке, поэкспериментировать с прической, купить и тут же выгодно продать акции, приготовить что- нибудь непритязательное на ужин, обсудить с Биллом последние новости. Посему неудивительно, что он, всегда отличавшийся редкостным «раздолбайством», смотрел на жену, как на божество. А одному из своих приятелей-журналистов даже признался, что именно Хиллари, а не мать научила его быть собранным и организованным.

Накануне президентских выборов, как и полагается, супруги работали в одной упряжке. Но даже тогда было заметно, что миссис Клинтон не уступает супругу по активности, а может быть, и превосходит. На митингах, где они выступали вместе, ее речи были гораздо длиннее и убедительнее, чем выступления самого Клинтона. Поэтому у присутствующих нередко создавалось впечатление, что кандидатом на президентский пост является она, а не ее супруг. Позже, когда Уильям Джефферсон (Билл) Клинтон стал 42-м Президентом США, рухнули устои политической жизни Америки. Одна хрупкая женщина смогла перевернуть весь мир, возводимый несколькими поколениями. Начался новый отсчет политического времени. Канул в прошлое классический образ президента, одиноко склонившегося над документами в тиши Овального кабинета. С середины 1990-х над ними вместе склоняются президент и его «железная леди».

Прежде всего надо отдать должное Хиллари в том, что, пройдя вместе с мужем- президентом через все круги политических испытаний, она научилась тактике, а не жесткости. Именно это качество отличает ее и в политике, и в личной жизни. Давно осознав свой публичный статус, миссис Клинтон научилась даже отрицательные факты своей биографии преподносить в выгодном свете. Именно это ее качество реабилитировало имидж семьи Клинтонов после резонансного скандала с Моникой Левински. Ответом многочисленным журналистам стала ее книга - «Живая история». А то, как Хиллари стоически перенесла душевную травму после истории с Моникой, лишь добавило ей симпатий. Ведь поначалу она отмахивалась от обвинений в адрес мужа, считая их проявлением «широкого заговора правых сил». Но затем, когда факты стали неопровержимыми, упрямо сжала зубы, на публике держалась дипломатично. Лишь со страниц мемуаров обоих мы узнали, что дома они бурно выясняли отношения, а брак их был на грани распада. Сама Хиллари объясняет нежелание хлопать дверью - разводиться - немеркнущей любовью к Биллу. Аналитики - циничным расчетом. Впрочем, небезосновательно. И подтверждением тому могут служить последовавшие события - в 2000 году Хиллари выставила свою кандидатуру на пост сенатора от штата Нью-Йорк. Если бы она подала на развод - то вряд ли бы ей «светила» перспектива занять это место.

Поэтому супруги спешно купили дом в фешенебельном городке Чаппакуа под Нью-Йорком - американский вариант «прописки» для будущего депутата. И Хиллари легко победила юного соперника- республиканца Рика Лазио. Многие восхваляют ее за решительность, с которой она защищала и защищает интересы среднего класса и малоимущих. С подачи Хиллари удалось провести в жизнь несколько законопроектов, увеличивавших социальную помощь детям из бедных семей, инвалидам и пожилым. Надо отдать должное - ее влияние на официальную политику Вашингтона весьма и весьма ощутимо. И не зря Билл острил на предвыборных митингах в канун успешного переизбрания его на второй срок: голосуйте за нас, и вы получите «баргэн» - двух президентов по цене одного. Будучи фактически сопрезидентом, Хиллари сделала историческую попытку провести реформу системы здравоохранения, освободив медицину от диктата страховых и фармацевтических корпораций. Однако из этого ничего не получилось. Мощные лоббисты задавили в зародыше идею опасной для них модернизации, чреватой потерей миллиардов долларов. Реформа провалилась, но Хиллари вновь берется за свое.

Сегодня, перестав быть первой леди США, она по-прежнему идет по жизни, покоряя одну за другой вершины, на которые иные карабкались десятилетиями. Отличница в школе, лучшая студентка в колледже, адвокат, входящий в сотню лучших юристов Америки, биржевой маг, сумевший в короткий срок превратить тысячу долларов в сто тысяч, первая леди Америки... И вот по завершению политической карьеры мужа она не только остается на плаву, а совершает невозможное: уступив в предвыборной гонке 2008 года Бараку Обаме, она получает место в Сенате. 22 января 2009 года ее утвердили на посту госсекретаря США. За кандидатуру Клинтон проголосовали 94 сенатора, против - два. Заметим, в отличие от своего мужа, Хиллари Клинтон удалось не только сделать головокружительную карьеру, но еще и уберечь репутацию.

Супруга экс-президента, переквалифицировавшись в писательницы, подписала контракт на сумму 7 миллионов долларов с издательством Simon&Schuster и выпустила свои мемуары. Примечательно, что первый тираж книги «История моей жизни» составил миллион копий, что, в принципе, бывает крайне редко. Видимо, издатели были более чем уверены в успехе этого художественного произведения, раз не побоялись провала - ведь публикация пробного миллионного тиража, по идее, могла влететь Simon&Schuster в копеечку. Миссис Клинтон посвятила написанию мемуаров два года. Права на перевод были проданы 16 странам, езюмируя, можно сказать, что железные характер и воля позволили ей всегда быть в победителях в серьезных сражениях. Она привыкла держать удар и не склоняться под грузом проблем. Никогда не была рабой обстоятельств... Хотя со стороны ее жизнь напоминает рождественскую сказку про Золушку, превратившуюся в королеву.

На интернетовских просторах - разнообразные проявления враждебности к Хиллари и Биллу. Супругов Клинтон слили в одно понятие «Биллари». На одном из враждебных сайтов помещено лицо Хиллари: милое, приветливое, чуть усталое. Но если на него «кликнуть», оно мутирует, преображаясь в зловещего монстра. Издатель Ричард Коллинз не пожалел 250 тысяч долларов, чтобы запустить сайт «Остановить ее сейчас!». Ее на нем рисуют агитатором, горланом, главарем леворадикального заговора, пытающегося протолкнуть крамольные социалистические идеи, включая высокие налоги для богачей.