История hi-tech в Китае: три кита IT-рынка Поднебесной

// // Интересное в сети //

В отличие от западных ИТ-лидеров, созданных в основном на средства частного капитала, рождение ведущих китайских hi-tech-компаний не обошлось без активного участия государства. Все три крупнейших производителя ИКТ в Китае — Lenovo, Huawei и ZTE — появились из недр государственных институтов, как правило, тесно связанных с оборонной промышленностью.

Основатель одного из ведущих мировых производителей компьютеров Lenovo Лю Чуаньчи родился в 1944 году на востоке Китая в небольшом (по китайским меркам) городе Чженцзян, в провинции Цзяньсу. Семья Чуаньчи была не из бедных — отец Лю занимал важный пост в расположенном в недалеком Шанхае «Банке Китая». Однако капиталист Чуаньчи-старший вовремя сориентировался и уже в те годы наладил сотрудничество с китайскими коммунистами, предвидя их большое политическое будущее. Это уберегло семью Чуаньчи от возможных репрессий и позволило занять хорошее положение в послевоенном коммунистическом Китае.

Мое имя — иероглиф

Лю получил хорошее образование: в 1966 году он окончил Военный инженерный институт Сианя по специальности «радарные установки». Начавшаяся в том же году «культурная революция» не обошла Лю стороной. В 1968 году его, как и многих других представителей интеллигенции, отправили в «школы кадров», то есть на принудительные сельскохозяйственные работы в деревню, где интеллектуалы по заветам вождя Мао получали «трудовое воспитание». Однако эти школы кадров быстро дискредитировали себя, и в 1970‑1971 годах власти стали постепенно отказываться от них. Поэтому через 2 года «воспитания» в деревне Лю вернулся из ссылки и устроился на работу в Академию наук Китая, в департамент, который занимался разработкой оборонных систем.

Экономические реформы Дэн Сяопина открыли эпоху крупных компаний в КНР (мелкий частный бизнес существовал в Китае практически всегда). Одиннадцать сотрудников Китайской академии наук, среди которых был Лю Чуаньчи, основали в 1984 году компанию New Technology Developer Inc. Они располагали стартовым капиталом всего в 200 тыс. юаней (около 25 тыс. долл.), который им предоставил их научный руководитель из академии.

New Technology Developer взялась за задачу, за которую никто из европейцев и американцев браться не решался из‑за ее сложности. Компания Чуаньчи занялась созданием ПО для ввода китайских иероглифов в компьютер, проблемой настолько же актуальной, насколько трудной. Через 3 года, в 1987‑м, первая раскладка клавиатуры с символами для написания китайских иероглифов была готова, а еще через год разработка команды Чуаньчи получила высшую инженерную награду КНР. Через 2 года после открытия New Technology Developer была преобразована в Legend Hong Kong. Первый офис открылся в Гонконге и на гонконгские деньги. Таким путем шли многие материковые компании, так как бывшая британская колония служила финансовым и торговым мостиком между КНР и остальным капиталистическим миром. В 1989 году офис Legend открылся в Пекине, и Лю с партнерами занялся поставками компьютеров и комплектующих в Китай.

Выбор направления

Вначале бизнес рос очень медленно. Компания, кроме компьютеров, пыталась продавать и другие товары, например электронные часы, но этот бизнес не пошел. Чуаньчи признался в одном из своих интервью, что в то время соратникам было очень нелегко договориться о том, какой дорогой следовать и на чем зарабатывать деньги. В 1990 году Legend выпустила первый ПК, собранный собственными силами. Тогда было принято решение переквалифицироваться из продавца компьютеров в производителя вычислительной техники. После этого шага компания была официально принята в государственную программу «Факел», которая стартовала в 1988 году. Данная програм-ма подразумевала развитие и коммерциализацию китайского сектора hi-tech. Компании и проекты, включенные в список «Факела», могли претендовать на гарантированные банковские кредиты и получение налоговых льгот от правительства КНР.

В 1992 году Legend под торговой маркой «1+1» начала выпускать ПК для дома, что для китайского рынка было новинкой. Кстати, в том же году IBM, о которой речь впереди, представила под маркой ThinkPad первый ноутбук с TFT-экраном с диагональю 10,4 дюйма. Legend до собственных ноутбуков, как и до IBM, было еще далеко, но китайская компания успешно развивалась в своем направлении: в 1993 году для сбыта домашних ПК Legend построила торговую сеть. Компания постепенно осваивала новые области. В 1995 году она выпустила первый сервер под собственным брендом, через год — ноутбук Legend, еще через год — первый лазерный принтер под своей торговой маркой. И в том же, 1997, году Legend впервые вышла на первое место среди производителей компьютеров на китайском рынке. Примерно в те же годы IBM начала отходить от бизнеса ПК. Сектор настольных систем был давно и безнадежно потерян — его прочно заняли «IBM-клоны».

В сегменте ноутбуков позиции Big Blue были еще достаточно сильны, тем более многие инновации, например первый мобильный ПК со встроенным приводом DVD-ROM, появились именно у этой корпорации. Тем не менее потребительский сектор приносил гораздо больше хлопот, чем прибыли, и IBM приняла решение избавиться от производства любых ПК. В 1999 году был сделан первый шаг в этом направлении — IBM свернула свою сбытовую розничную сеть. А в 2002 году корпорация полностью передала производство настольных ПК под собственной маркой на аутсорсинг компании Sanmina-SCI. В то же время Legend, напротив, наращивала свои обороты: в 1998 году открылся первый специализированный магазин китайской компании, а в 1999 году она вышла на первое место по продажам ПК в Азиатско-тихоокеанском регионе. Первое предложение от IBM о продаже подразделения ноутбуков, по некоторым сведениям, поступило Legend еще в 2002 году. Но Чуаньчи тогда отверг его, сославшись на то, что сделка выглядит слишком рискованной. На деле Legend просто не было смысла связываться с дорогостоящими покупками — она и так была номером один в КНР, занимая 27 % рынка ПК.

Китайская экономика быстро росла, и новые фирмы, как правило, выбирали Legend в качестве своего поставщика. Кроме того, доходы многих китайских семей стали позволять покупку компьютера. Появившиеся в изобилии свободные средства Legend начала вкладывать в новые проекты — производство цифровых фотокамер, mp3‑проигрывателей и другой электроники. Более того, Legend вышла на нетипичный для нее рынок — риелторский, занявшись продажей недвижимости и сдачей ее в аренду. В 2003 году компания сменила название, поскольку марка Legend была уже закреплена за другим предприятием и не позволяла развиваться за рубежом. Китайская фирма стала называться Lenovo, где Le — это сокращение от Legend, а novo — от латинского слова «новинка».

Культурный аудит

Но диверсификация ожидаемых плодов не принесла. Непрофильный бизнес оказался малоприбыльным, более того, продажи ПК — основной продукции Lenovo — пошли хуже, чем прогнозировалось. Лю, к тому времени решивший отойти от дел и переложить все оперативное управление на менеджмент компании, был вынужден вернуться, чтобы исправить положение. Выход виделся в экспансии на глобальный рынок, который в середине «нулевых» оценивался в 200 млрд долл. Но для работы на нем китайской компании не хватало знаний и опыта. И в Lenovo вспомнили о предложении IBM.

В 2005 году Lenovo приобрела подразделение американской компании по производству ноутбуков за 1,27 млрд долл. В результате сделки Lenovo стала третьим в мире производителем ПК после Hewlett Packard и Dell. Вместе с технологиями китайской компании досталось несколько наиболее раскрученных марок IBM: ThinkPad, ThinkVision, ThinkVantage, ThinkCentre, Aptiva и NetVista. Но осторожным китайцам было и этого мало. На переговорах они выторговали себе право некоторое время использовать торговую марку IBM, оставить у себя сейлз-менеджеров IBM и даже назначить на главный пост топ-менеджера из американской компании.

В результате президентом и главным исполнительным директором Lenovo был выбран Уильям Амелио, ранее занимавший пост старшего вице-президента Dell и заведовавший операциями в Азиатско-Тихоокеанском регионе. Также на различные должности в Lenovo перешли около 10 тыс. сотрудников IBM. Возможно, благодаря этому Lenovo удалось избежать проблем, которые сопровождали другую суперсделку мира компьютеров — объединение HP и Compaq. С приходом иностранной команды начался процесс «вестернизации» китайской компании: в ней внедрялись западные управленческие практики. Был даже запущен специальный «культурный аудит», чтобы преодолеть пропасть между восточным и западным менталитетами сотрудников компании.

В результате сегодня Lenovo занимает четвертое место в мире среди производителей компьютеров (после HP, Dell и Acer). Официально компания зарегистрирована в Гонконге, но штаб-квартира Lenovo перенесена в США. Главным акционером компании остаются госструктуры КНР — 42 % Lenovo принадлежат холдингу Legend Holdings, подконтрольному Китайской академии наук.

Армейский делегат

Основатель другой китайской hi-tech-компании, прорвавшейся на международные рынки, производителя телекоммуникационного оборудования Huawei, Жэнь Чженфэй так же, как и Лю Чуаньчи, в немалой степени обязан своей головокружительной карьере армии КНР. После школы Жэнь Чженфэй поступил в Инженерный университет Чунцина, после окончания которого устроился на работу в Исследовательский институт вооруженных сил КНР.

Поскольку Жэнь происходил из интеллигенции, большую часть его армейской карьеры от него не требовали вступления в коммунистическую партию (КПК). Не отягощенный партийными обязанностями, Жэнь активно занимался прикладными разработками и добился немалых результатов. Его решения были внедрены во многих областях, и в 1978 году как самый перспективный специалист он был избран делегатом от Народно-освободительной армии Китая (НОАК) на Национальную научную конференцию. Оставаться и дальше беспартийным было нельзя — слишком заметными стали должность и обязанности молодого инженера, и в том же, 1978, году Жэнь вступил в КПК.

Армейская карьера Чженфэя прервалась в 1982 году, когда он был вынужден покинуть ряды НОАК в ходе масштабного сокращения вооруженных сил страны. Всего в результате реорганизации из НОАК уволили полмиллиона человек. Чженфэй переехал в Шеньчжень. Этот соседний с Гонконгом город в 1978 году тогдашний лидер Китая Дэн Сяопин выбрал в качестве «китайского ответа Гонконгу», поскольку вопрос о передаче Китаю бывшей британской колонии находился в подвешенном состоянии. Шеньчжень был объявлен особой экономической зоной и стал площадкой для развития молодого китайского капитализма и новых технологий.

Название Huawei можно перевести с китайского как «достижение», а также как «магическое действие» или даже «блестящий ход». Использовав опыт работы в армейских лабораториях, Чженфэй с коллегами разработал собственную офисную АТС. Постоянно совершенствуя устройство, через 4 года инженерам Huawei удалось выпустить АТС, способную обслуживать 10 тыс. телефонных номеров. До Huawei ни одно китайское предприятие не могло похвастаться такими технологическими успехами. Однако утвердиться даже на домашнем рынке удалось не сразу — оборудование Huawei, благодаря его более низкой по сравнению с импортом цене, устанавливали сначала на телефонных узлах небольших городов и в сельской местности. Лишь со временем оно заняло подобающее место в телефонных сетях больших городов. Свой первый международный контракт Huawei получила в 1996 году.

Китайская компания заключила соглашение на поставку оборудования для фиксированной связи своему соседу — гонконгской Hutchison-Whampoa. Но для дальнейшей экспансии на зарубежные рынки Huawei не хватало опыта, поэтому в 1998 году китайская компания обратилась к IBM с просьбой о консультациях и помощи в реструктуризации. Сотрудничество продолжалось вплоть до 2003 года и оказалось успешным — в 2004 году объем зарубежных продаж Huawei превысил доходы от домашнего рынка. С тех пор обороты и география операций Huawei постоянно росли. Этому способствовало не только качество китайских коммутаторов и маршрутизаторов, но и умелый симбиоз западных деловых практик с восточной целеустремленностью. В частности, как свидетельствуют некоторые российские клиенты Huawei, китайская компания завоевывала сердца потребителей не только более низкими по сравнению с западными аналогами ценами, но и гораздо более высоким уровнем обслуживания и технической поддержки.

«В китайских компаниях практически партийная дисциплина. И им поставлена задача — любой ценой добиться присутствия на ведущих рынках. Поэтому если возникнет какая‑либо проблема с оборудованием иностранного вендора где‑нибудь в глубинке, Красноярске или Абакане, специалиста из западной компании придется долго упрашивать приехать. С китайцами такой проблемы нет — командируют человека, не обращая внимания на расходы по поездке», — поделился впечатлениями с CNews представитель одной из операторских компаний. В итоге в 2007 году оборот Huawei составил 16 млрд долл., компания открыла более 100 филиалов в различных странах мира. Кроме того, Huawei владеет 14 исследовательскими центрами, разбросанными по всему миру. У китайской компании есть лаборатории в Кремниевой долине, индийском Бангалоре, Стокгольме, Москве и других городах.

Без проводов

Еще один кит китайского хай-тека, компания ZTE, второй после Huawei производитель телекоммуникационного оборудования, также обязана своим происхождением государственным структурам. Основатель компании Хоу Вэйгуй до того, как занялся бизнесом, служил в провинции Шаньси на фабрике № 691, которая подчинялась китайскому министерству аэрокосмической промышленности. Вэйгуй занимал сначала пост начальника цеха, а потом дорос до должности главного технолога. В 1985 году фабрика № 691 открыла филиал в экономической зоне Шеньчжень. Он был оформлен как самостоятельная компания Zhongxing Semiconductor Co, большей долей акций которой владело государство. Вэйгуй переехал в Шеньчжень, где его назначили руководителем новой корпорации. В отличие от Huawei, Zhongxing Semiconductor сконцентрировалась на развитии технологий беспроводной связи — с проводной телефонией дело в Китае обстояло из рук вон плохо, и радиосвязь обещала принести гораздо большие дивиденды.

Zhongxing начала развивать оборудование сразу для трех перспективных стандартов мобильной связи — GSM, CDMA и PHS. Специально для развития телекоммуникационных проектов внутри Zhongxing была создана Zhongxing Telecommunication Equipment Co — ZTE. В 1998 году компания выиграла первый крупный иностранный контракт на поставку оборудования в Пакистан. В том же году была открыта первая зарубежная лаборатория — в США появился научный центр ZTE, специализирующийся на разработках в области стандарта CDMA 2000. Но настоящий успех пришел к ZTE с началом программы тотального внедрения мобильной связи в КНР. Государственный оператор China Unicom распределил между 10 вендорами огромный контракт на поставку оборудования для мобильной связи стандарта CDMA на общую сумму 12 млрд юаней (1,46 млрд долл.). Доля ZTE оказалась самой большой. Китайская компания оснастила своим оборудованием сети в 10 провинциях, ее решения обслуживали в общей сложности 1,1 млн абонентов.

В дальнейшем международный бизнес ZTE постоянно укрупнялся. Правда, в основном обороты прирастали за счет развивающихся рынков — компания продавала свое оборудование в Пакистан, Индию, Бразилию, страны Северной Африки и т. д. В 2004 году Вэйгуй передал оперативное управление компанией молодым китайским менеджерам — президентом ZTE стал Инь Иминь, проработавший в компании 6 лет выпускник Нанкинского университета почты и телекоммуникаций. Иминь сконцентрировался на достижении следующей цели ZTE — выходе на рынки более богатых стран, для чего китайская компания начала создавать многочисленные совместные проекты с ведущими западными вендорами.