Страницы истории. Первый механический экипаж в России

// // Интересное в сети //

В начале 90-х годов XIX века в Одессе появился первый в России механический экипаж. Его привез из Франции редактор "Одесского листка" В.В. Навроцкий. Появление этого "чуда техники" на святой Руси не вызвало никаких откликов, если не считать скромный комментарий "Одесского листка" об этом событии, хотя "прописка" безлошадного экипажа в Одессе протекала бурно, всполошив весь город.

Однако периодика того времени все чаще сообщала то о механическом экипаже, то о самоходе или самокате, то об экипаже без лошадей, то о моторе. Это были сообщения об автомобиле с бензиновым двигателем, который к тому времени в русском языке, - да и только ли в русском! - еще не имел имени собственного. Сообщения, разумеется, были не из отчих пределов, а из дальних и ближних стран.

В то время на российском транспорте безраздельно господствовал безотказный, правда, иногда, норовистый, двигатель в одну лошадиную силу на сенно-овсовом "топливе".

Но ничто не может долго оставаться без имени. Когда в Петербурге и Москве, в Ростове и Ярославле, в Варшаве и Риге и некоторых других российских городах стали бегать безлошадные экипажи, на страницах печати разразилась целая баталия за определение русского наименования этого нового творения человеческого разума. В этом споре участвовали даже далекие от лингвистики и литературы издания. В 1897 г. в журнале "Технический сборник и вестник промышленности" № 6 в статье анонимного автора "Успехи самокатов (механических экипажей)" высказали оригинальные суждения, которые заставляют привести из нее достаточно большую выдержку. Журнал писал:

"Приветствуем старое русское слово "самокат" для обозначения механических экипажей. Когда наши самокаты будут так же обыкновенны, как самовары, тогда всем покажется, что слово это родилось после вещи. Только один русский язык имеет уже готовое слово для самодвижущихся экипажей, все другие народы должны будут составить новые слова, и в этом деле бесспорные специалисты по части названий не дали себя опередить. Французское название "отомобиль" неудержимо распространяется по всему свету, хотя педанты-этимологи им очень недовольны, так как первая часть греческая, а вторая - латинская. На это "отомобилисты" отшучивались, что это слово лучше всего и показывает международный характер отомобилизма.

В Германии еще держится слово "Motorwagen", которому, однако, ставят в упрек, что оно не свободно от намека на отсутствие лошадей (так как невольно вызывает в уме противоположное ему слово "Pferdewagen").

Англия переходит на это слово потому, что ни одно из многочисленных других слов не вошло в общее употребление...

Наше русское слово "самокат", хотя и не претендует на международное употребление, но нас удовлетворяет по всем условиям".

Статья приводит целый ряд английских наименований механического экипажа в латинском написании, которые так и не вошли в обиход.

В Америке, говорится в статье, остановились на слове "мотоцикл", что означает "моторное колесо", но оно не подходит к механическим экипажам такого рода, потому что напоминает "байцикл", то есть велосипед.

Если выйти за пределы статьи, то мы наберем более двадцати пяти наименований самодвижущегося экипажа.

Французский язык воспринял греко-латинское слово "автомобиль", придуманное в 1769 г. конструктором первого парового тягача капитаном французской армии Николя Жозефом Кюнье, как свое родное и не собирался от него отказываться.

Английский язык, пожалуй, породил самое большое число наименований экипажей без лошадей. Их трудно даже перечислить, но рискнем назвать некоторые из них. "Автобат", "Автогоу", "Автокинет", "Автокар", "Автомотин", "Мотор-ваген", "Мотокар", "Молестро", "Ипсокар", "Ипсоцикл", "Селфмотор", "Трендел", "Петроцикл" и т.д.

Славянские языки тоже не обидели это "чудо из чудес" своим вниманием. Только восточные славяне дали ему несколько имен, такие, как "Самокат", "Самоход", "Автопер", "Самопер", "Автогон", "Моторная телега", "Автоматический экипаж", "Механический экипаж", "Безлошадный экипаж" и др...

Не сдавала своих позиций Германия. В немецкий язык и сегодня иностранному слову пробиться трудно, а в те времена и подавно. Немецкий язык с первых дней появления автомобиля назвал его латино-немецким словом "Motorwagen". С латинским немецкий язык связан с очень давних пор. Однако вскоре немецкий язык нашел чисто немецкое название автомобилю "Kraftwagen", что означает "силовой экипаж". Обладая завидной точностью определений, немецкий язык и в данном случае уточнил наименование легковых автомобилей "Personenkraftwagen" или, для краткости, "ПКВ". Грузовые автомобили именуются "Laslkraftwagen" или "ЛКВ".

В русском языке долгие годы рядом с русским "самокатом" и "самоходом" шло латинское "мотор", под которым в конце XIX - начале XX столетия подразумевали и автомобили, и моторные велосипеды, и мотоциклы. Еще в двадцатые годы XX века "мотор", "самокат", "самоход" можно было встретить даже в наименованиях газет и журналов, в газетных статьях, в монографиях и других изданиях. Но все чаще греко-латинское слово пробивалось в литературу и в народный язык. Слово "автомобиль" постепенно вытесняло из лексикона все другие русские наименования. В середине двадцатых годов заметно поубавилось употребление в печати чисто русских наименований механического экипажа, а в начале тридцатых слово "автомобиль" практически вытеснило все другие соперничающие наименования бензинового самохода. Оно прочно вошло в русский лексикон, и не только в городе.

В то время, когда редактор "Одесского листка" куражился на своем моторе на Екатерининской площади и по всей Одессе, в Петербурге, в его дворцах и салонах, гадали, что есть автоматический экипаж? Невежество явно брало верх над разумом. Многие захлебывались в красноречии, доказывая, что механический экипаж - сотворение сатаны, самого дьявола из преисподней.

Да что там проклятия в 1895 году! Через добрый десяток лет даже на страницах губернской печати находили место такие суждения. 19 марта 1906 г. в одной из вятских газет было опубликовано стихотворение о Кузьме Лаптеве, который вывел на улицы Вятки построенный собственными руками мотоцикл.

...И договор кровью своею
Он с ангелом тьмы заключил.
И черт, самодуру послушный,
Машину из ада вручил.
Шипит и гремит та машина,
Пугая людей и скотов,
Завидев ее, обыватель
Укрыться под землю готов.

Что можно добавить к этому "шедевру" поэзии?

Такую же, если не красочнее, картину можно было наблюдать в Мангейме 3 июля 1886 г., когда Карл Бенц вывел свой первый в мире автомобиль на показ. В городе был нарушен немецкий орднунг (порядок) до того, что вмешалась полиция и жандармерия. Автомобиль был арестован, и у его гаража выставлен круглосуточный жандармский пост. Парой месяцев раньше в глубоком шоке был город Каннштат, когда сын Готлиба Даймлера Пауль выехал в город на "экипаже для верховой езды", который был построен его отцом и Вильгельмом Майбахом.

Может быть, французы были более благоразумными в отношении безлошадного экипажа? Как-никак, а Франция - вторая родина бензинового механического экипажа. Сами французы считают, что Франция является родиной автомобиля и даже имеют государственный праздник по этому поводу. К тому же она до 1907 г. держала пальму первенства по производству автомобилей и была законодательницей мод их внешнего вида и других параметров.

Словом, "моторная чертовщина" не слишком-то радушно принималась народами во всем мире. Естественно, что и в Петербурге, как и в некоторых других столицах, суеверные суждения у немногих вызывали саркастические усмешки. По салонам гуляли анекдоты, в которых высмеивались невежды, перепадало и духовным отцам, всем тем, кто сочинял всякие нелепицы в отношении самокатов. Но в великосветском обществе все это рассказывалось трусливым шепотком. Чего доброго, угодишь еще в крамольники... Лишь немногие задумывались над тем, почему это "исчадие ада" все больше и больше покоряет христианский мир? Почему Всевышний не наказывает за пользование творением нечистого?

В литературе и по сей день идет спор о том, когда в Петербурге появился первый автомобиль? Что это была за машина? Откуда? Какой марки? Кто ее приобрел? Некоторые исследователи утверждают, что это произошло в 1893 г., другие - в середине 1894 г., и что первым автомобилем был Бенц-Вело. Третьи говорят о том же Бенц-Вело, но, по их мнению, он в Питер попал в мае 1895 г.

К сожалению, ни один из исследователей не делает ссылок на источники информации. Когда имеешь такое разночтение по одному и тому же факту, то невольно возникает желание перепроверить каждое сообщение, каждую дату.

Все началось с определения даты события. Пришла до удивления простая мысль: появление первого механического экипажа в Петербурге не должно было пройти мимо внимания петербургской пишущей братии. Оно обязательно должно было найти место на полосах периодики того времени.

В Петербурге тогда газет и журналов было не так много, как сейчас, но вполне остаточно. Были газеты и на немецком языке. Для начала исследований были избран "Петербургские ведомости", и начали мы с 1893 г. Но этот год нам ничего не дал, как, впрочем, и 1894 г. Неужто и 1895 г. попотчует нас тем же? Мы помнили, что многие исследователи считали, что первый самоход Петербурга появился в мае 1895 г. Можно было начать просмотр газет с мая, но мы упорно просматривали газету за газетой с начала года, и все напрасно. Пусто! Принялись за майские номера и - ура! - есть! Однако есть, но не то, что мы искали. В мае 1895 г. градоначальник Петербурга генерал-лейтенант барон фон Валь выдал разрешение "в виде опыта" двум петербуржцам ездить по городу на моторных велосипедах. Велосипед, даже моторный, с очень большой натяжкой можно назвать механическим экипажем. Правда, самый первый то ли моторный велосипед, то ли мотоцикл, созданный Г. Даймлером и В. Майбахом, в полученном ими патенте именовался "экипажем для верховой езды". Но патентоведы тогда еще не знали, как именовать это удивительное изобретение, и назвали его так, как они его представляли.

Градоначальнику Петербурга во второй половине 1895 г. пришлось много уделить внимания моторным велосипедам. Только за один июль он выдал пять разрешений на пользование этим аппаратом. А перед выдачей разрешения нужно было внимательно освидетельствовать и велосипед, и велосипедиста. Барон фон Валь прекрасно знал, что столица России отстала не только от западных столиц, но и от своих провинциальных городов в использовании автомобиля. В то время, когда он подписывал разрешения на пользование моторными велосипедами, в Таврии и на Кавказе, в Одессе и Киеве, в Москве и других городах уже бегали моторы, а в Петербурге им дорога была закрыта. Даже моторный велосипед решительно не принимался светом. Разрешая пользование моторным велосипедом, градоначальник столицы серьезно рисковал навлечь на себя косые взгляды великосветских мундиров. И все же барон фон Валь принял огонь негодований на себя. Если градоначальник столицы оказался в таком щекотливом положении, то даже состоятельные люди не могли себе позволить такого риска. Вот почему утверждение некоторых исследователей, что в 1895 г. в Петербурге насчитывалось 15 механических экипажей, то бишь автомобилей, вызывает очень большие сомнения. Если считать механическими экипажами и моторные велосипеды, то это вполне вероятно.

Газеты за май и июнь 1895 г. нас немного приободрили. Мы с большей уверенностью "штурмовали" следующие номера. Газета за 10 августа выдала сенсацию: по улицам города проследовал безлошадный экипаж к Царицыну лугу (Марсово поле). Однако информация "Петербургских ведомостей" была крайне расплывчатой и непрофессиональной. Это заставило нас приняться за исследование других газет, выходивших в городе, но и они были настолько скромны, что не смогли удовлетворить наше любопытство.

"Петербургская газета" писала: "Толпы народа заинтересовались ехавшим без лошадей "чудом". Далее газета поведала своим читателям, что это был "Motor-Wagen", представлявший собой обыкновенный четырехколесный и четырехместный экипаж, лишь колеса несколько повыше. Двигатель был спрятан под сиденьем. Управлялся экипаж с переднего сиденья, "напоминавшего весьма удобные и мягкие кучерские "козлы", где могут поместиться 2-е седоков".

"Биржевые ведомости", которые откликнулись на это событие днем позже, то есть 11 августа, назвали некоторые технические данные моторного экипажа. Его вес был 52 пуда 30 фунтов (864 кг). Он мог развивать скорость до 25 верст в час (26,6 км/ч). Запаса бензина хватало на шесть часов езды. За это "чудо" его владелец отвалил 3000 руб. Это целое состояние! А.К. Жиргалев - архитектор Петербурга не поскупился на покупку.

Иначе говоря, все газеты Петербурга откликнулись на это сенсационное событие. Одно обстоятельство нас серьезно озадачило. Почти все газеты написали "Motor-Wagen". Если бы это было написано без дефиса, то никаких проблем не было бы. Дело ясное - по-немецки это автомобиль. Но написано, как написано, через дефис. А то - понимай как хочешь! Может быть, это написание английского автомобиля? Как мы ни старались, но разгадать смысл этого словосочетания не смогли. Мы прикину и, что описание машины очень похоже на Даймлер-Виктория. Не совпадают лишь два параметра: вес Даймлера - 1150 кг, а это не 52 пуда 30 фунтов, а 70 с лишком, и более существенное - его выпуск начался в конце 1895 г.

Итак, мы установили, что первый автомобиль Петербурга появился 9 (21) августа 1895 г . Его владелец - петербургский архитектор А.К. Жиргалев. Марка автомобиля и в какой стране он был произведен для нас остались неизвестными.

Новые материалы интернет-журнала "Нано Дайджест":

Наноэлектроника. Уходящий 2011 год оказался не менее плодотворным на различные интересные инновации в области нанотехнологий, чем предыдущий.

Что такое нанотехнологии. Появившись совсем недавно, нанотехнологии все активней входят в область научных исследований, а из нее – в нашу повседневную   жизнь. 

Нанороботы. Современная наука и инженерия нуждаются в помощи роботизированной техники для решения различных задач.

Нанотехнологии в медицине. Идеи современной наномедицины были упомянуты еще Ричардом Фейнманом в его знаменитой лекции «Там внизу есть много места» в 1959 году.