Право на справедливое вознаграждение за труд: совершенствование механизма реализации

// // Интересное в сети //

Субъекты экономических отношений на рынке труда выступают в разных ”весовых категориях”. Стремясь сократить издержки производства, элементом которых является зарплата, более сильная сторона - наниматель - диктует свою волю наемным работникам. Искоренить такого рода произвол невозможно, если ограничиваться только специальными правовыми актами, административным надзором или фабричной инспекцией. Как бы ни была велика польза от подобной деятельности, без объединения и активности самих тружеников положение не улучшится.

История развития трудовых отношений и профессиональных объединений на Западе показывает, что можно создать достаточно эффективные институты социального партнерства, способствующие балансировке экономических прав работников и работодателей. Отношения между ними регулируются развитой системой национальных и международных правовых норм.

В нашей стране за последнее десятилетие сформировались основные институты социального партнерства, но они по большому счету остаются формальными. Это касается как Генерального трехстороннего соглашения, отраслевых и региональных соглашений, так и коллективных договоров. Сильная сторона, по существу, диктует свои условия. На предприятиях колдоговор обычно закрепляет сложившееся положение и редко включает пункты, которые можно было бы оценить как итог компромисса, достигнутого сторонами. Если в ходе переговоров возникают разногласия, то чаще всего профсоюзный лидер и директор пытаются найти решение за закрытыми дверями - один на один. При этом на представителей профсоюзов нередко оказывается давление. Порой самые острые вопросы выносятся за рамки подписываемого сторонами документа, причем подобная практика распространяется и на Генеральное соглашение. Причин такой однобокости партнерских отношений немало: общая экономическая нестабильность, безработица, недостатки правовой базы и т.д. Но главная - в слабости профсоюзного движения.

Существующая российская модель социального партнерства нуждается в совершенствовании, начиная с самого низа - с уровня предприятия.

Особого внимания заслуживает вопрос формирования дееспособного представительства коллектива работников, способного стать достойным партнером работодателя в процессе переговоров. Путем прямых, равных и тайных выборов работники определяют, какому представителю они отдают предпочтение, предоставляя ему право выступать от их имени.

Чрезвычайно важно, чтобы переговоры сторон были нацелены на позитивный результат и не заходили в тупик, а поведение сторон исключало крайности. Реализация принципа доверия сторон, по нашему мнению, требует уточнения, а именно: для достижения баланса интересов на основе экономического анализа необходимо публично установить пределы свободы состязательного процесса. Тогда в случае, если притязания сторон коллективных переговоров выйдут за рамки централизованно установленных экономических параметров, соответствующий государственный орган вправе квалифицировать такие действия как несправедливые или не вызывающие доверия.

Целесообразно составить исчерпывающий перечень запрещенных действий как со стороны работодателей, так и со стороны представителей работников, что облегчит работу административных и правоприменительных органов.

Процедура состязательного поиска баланса интересов противостоящих сторон должна регламентироваться таким образом, чтобы исключить прямое вмешательство государства в этот процесс. В то же время оно не может оставаться безучастным к тому факту, что сегодня распределение совокупного дохода хозяйствующих субъектов не отвечает требованиям оптимальной степени неравенства.

Статистика свидетельствует, что с 1991 по 1998 г. в РФ доля зарплаты в совокупном доходе уменьшилась с 66,9 до 44,1%, в то время как доходы от собственности и предпринимательской деятельности возросли с 16,1 до 38,3%*. Усиливается дисбаланс между уровнем сбережений экономической элиты и инвестиционным спросом (новые производственные мощности фактически не нужны, а существующие используются только наполовину, поскольку нет сбыта). Причина - в низком платежеспособном спросе, поскольку доходы основной массы граждан невелики. Зато чрезмерно высоки и не находят применения внутри страны доходы элиты, которая вывозит свои капиталы из страны со скоростью 2-3 млрд. долл. в месяц.

Завышенная доля доходов элиты сокращает и деформирует внутренний рынок, ведет к торможению экономического роста. Если же резко повысить долю доходов основного потребителя, то слишком мало средств останется на обновление технологий и создание новых рабочих мест. И в этом случае экономический рост тормозится. Очевидно, в системе распределения совокупного дохода существует равновесная точка, обеспечивающая оптимальное соотношение экономических прав, отклонение от которой приводит к нарастанию кризисных явлений. Отсюда - необходимость найти формы воздействия на распределение доходов, что способствовало бы ускорению экономического роста, выгодного для всех социальных групп.

Несоразмерность (крайне низкая зарплата работников и непомерно высокие доходы на капитал) привела к нарастанию экономической нестабильности и в итоге - к августовскому кризису 1998 г. После него, чтобы сгладить противоречия, были предприняты шаги, направленные на повышение минимального размера оплаты труда, индексацию зарплаты бюджетников, увеличение пенсий и др. В письме Президиума РАН В.Путину (2002 г.) отмечалось, что разрыв в доходах богатых и бедных в стране достигает 20-30-кратной величины**.

Резкая дифференциация в оплате труда наблюдается и на предприятиях. Так, в ОАО ”Мосшвея” было проведено ранжирование по 10%-ным группам в зависимости от причитающейся зарплаты. Выяснилось, что на наиболее высокооплачиваемые 10-ю (34,9% ФОТ) и 9-ю (15,3% ФОТ) группы, охватывающие 20% общей численности работников, приходится более 50% ФОТ, а на 1 - 5-ю группы (50% численности) - лишь 18,8% ФОТ***.

Растущая доля ФОТ, которая распределяется между высокооплачиваемыми работниками в ущерб всем остальным, характерна для многих предприятий. При этом надо учитывать, что доходы их высшего управленческого персонала включают вознаграждение за труд (менеджмент) и дивиденды на капитал.

Сокращение резкой дифференциации доходов и повышение покупательной способности населения безусловно будут способствовать росту национального производства. Ориентиром могут быть пропорции, сложившиеся в экономически развитых странах: благодаря механизмам социального партнерства и прогрессивному налогообложению доходов они удерживаются на предприятиях в пределах 1:3 - 1:6 (за единицу принимается уровень средней зарплаты наемных работников).

Попытки подобного регулирования имеются и в России. Так, в Волгоградской области в ноябре 1999 г. принят закон о регулировании оплаты труда****. Согласно п.2 ст.15 этого закона зарплата работодателя не должна превышать восьмикратный средний заработок. Волгоградские законодатели собираются внести свой законопроект в Госдуму. В ее аппарате находится еще один документ - проект ФЗ № 79412-3 ”О государственном регулировании оплаты труда и предпринимательского дохода”, суть которого в установлении зависимости между доходом руководителя и зарплатой работников: допустимый разрыв между средней зарплатой промышленно-производственного персонала и зарплатой руководителей высшего звена ограничивается шестикратным размером. Часть чистой прибыли, предназначенной для потребления, распределяется между работниками и работодателями в пропорции, устанавливаемой коллективным договором. Сомнительно, что в рамках действующего законодательства и устоявшейся практики можно принять такого рода коллективный договор на локальном уровне. Без изменения федерального законодательства здесь не обойтись.

Представляется целесообразным законодательно устанавливать общие пропорции доходов, естественно, с учетом результатов экономического анализа основных показателей хозяйственной деятельности. Например, при соотношении 1:6 и минимальном доходе наемных работников, скажем, 4000 руб. доход работодателя не может превышать 24000 руб. Разумеется, не следует рассматривать верхнюю планку в качестве жесткого ограничения максимума дохода предпринимателя, это противоречило бы сущности рыночных отношений.

Из-за пассивности профсоюзов возможны нарушения закрепленных в колдоговоре соотношений. Исключить подобный вариант возможно лишь в случае формирования действительно активного представительства трудовых коллективов. Более того, по обоюдному согласию стороны могут найти взаимоприемлемое решение как внутри утвержденных в договоре соглашений, так и за их пределами. Если же у сторон возникают разногласия, то право будет на стороне того партнера, который настаивает на заключении соглашения в рамках установленной законом ”амплитуды”. Действия же его оппонента будут рассматриваться как нарушающие принцип ведения переговоров на условиях доверия со всеми вытекающими юридическими последствиями.

Задача государства - контролировать и оценивать, правильно ли определена пропорция. Ее пересмотр зависит от результатов анализа динамики показателей, характеризующих доли труда и капитала в национальном доходе, а также эффективного спроса, предпринимательской активности и других экономических параметров.

Похожий порядок действует в Мексиканских Соединенных Штатах, где согласно ст. 123 Конституции трудящиеся имеют право на участие в прибылях предприятий. Национальная комиссия, образуемая из представителей правительства, предпринимателей и наемных работников, устанавливает процент прибылей, распределяемых среди последних; она же проводит необходимые исследования и анализирует основные показатели состояния национальной экономики, принимая во внимание необходимость поощрения промышленного развития страны, разумную выгоду, которую должен получать капитал для новых инвестиций. Комиссия пересматривает установленный процент прибылей, если результаты анализа дают для этого достаточные основания*.

Избегая примитивных аналогий, важно акцентировать внимание на том, что есть узаконенные государством механизмы изъятия у владельцев капитала части прерогатив по распределению дохода фирмы с тем, чтобы воздать должное каждому участнику трудовых отношений. То есть исходя из устойчивой положительной динамики экономического роста каждому из основных агентов экономической деятельности обеспечивается вознаграждение в соответствии с его вкладом.

Ретроспективный анализ количественных характеристик распределения совокупного дохода поможет правоприменительному органу определиться в объеме экономического права работника на вознаграждение за труд в таких случаях, как, например, увольнение работника без его вины, ”по производственной необходимости”. Это будет способствовать и более квалифицированной оценке поведения работодателя, выявлению подлинных причин, вызвавших трудности производственного характера и, соответственно, выплате справедливой компенсации. В развитых странах в таких случаях в виде выходного пособия обычно выплачивается капитализация живого труда, составляющая с учетом трудового стажа довольно внушительные суммы. Российское трудовое законодательство содержит слишком заниженные стандарты компенсаций при увольнении по производственным причинам.

Согласно п.3 ст.23 Всеобщей декларации прав человека (1948 г.) каждый работающий имеет право на справедливое и удовлетворительное вознаграждение, а государства, подписавшие Международный пакт об экономических, социальных и культурных правах (1966 г.), признают право на вознаграждение, обеспечивающее как минимум всем трудящимся справедливую зарплату**. В Конституции РФ такая формулировка отсутствует, хотя предложения о подобных поправках поступали. В частности, предлагалось заменить формулировку ”право на минимальный размер оплаты труда” на другую: ”право на справедливую оплату труда”.

Но поскольку каждый член общества понимает справедливость по-своему, видимо, нужен механизм, позволяющий наполнить данное понятие конкретным содержанием. В этой связи целесообразно определить оптимальное соотношение смешанного дохода собственника-предпринимателя и вознаграждения за труд работника, что в идеале предполагает проведение комплексного исследования и компьютерную экономико-математическую обработку полученных данных. Пока же попытаемся провести анализ по материалам Госкомстата России.

С момента начала реформ доходы первой группы уменьшились вдвое и удерживаются на очень низком уровне; у второй и третьей (средний класс) они продолжают сокращаться; четвертая - сохраняет, а пятая группа усиливает свои лидирующие позиции.

О глубокой дифференциации семей по уровню получаемых доходов говорит и коэффициент Джини (индекс концентрации доходов), характеризующий степень отклонения фактического распределения общего объема денежных доходов населения от их равномерного распределения. Он колеблется от 0,20 в Скандинавских странах до 0,40 в США, в развивающихся странах - от 0,40 до 0,50. Значения этого коэффициента в России выросли с 0,26 в 1990 г. до 0,40 к началу 2002 г.

Реализация политики реформ привела к усилению экономического неравенства. При этом резкая поляризация в доходах не стала ни стимулом, ни источником экономического роста. Более того, социальная и региональная дифференциация достигла уровня, опасного для целостности и управляемости государства*.

Конечно, зафиксировать в законе более или менее точное соотношение средней и высокой зарплаты вряд ли возможно. Полагаем, что для первого шага достаточно установить соотношение 1:7. В дальнейшем на основе приобретенного опыта и выявленных тенденций следует периодически корректировать это соотношение.

Что касается организации и функционирования профсоюзов, то все они должны не только создаваться свободно, но и иметь равные права. Только тогда социальное партнерство освободится от плотной опеки государственных структур. Целесообразно также организационно укрепить механизм социального партнерства, создав, к примеру, Федеральную комиссию по урегулированию экономических (трудовых) споров из числа советников (инспекторов), которые назначаются Госдумой на определенный срок из кандидатур, предложенных Президентом РФ. Подотчетность инспекторов нижней палате парламента, на наш взгляд, обеспечит административную независимость этого органа. Рабочим аппаратом комиссии может служить система органов, входящих ныне в службу по урегулированию коллективных трудовых споров, образованную в соответствии с постановлением Правительства РФ от 15 апреля 1996 г. № 468. Именно эта комиссия на основе анализа экономических показателей за определенный период могла бы подготовить проект федерального закона о соотношении доходов наемных работников и собственников капитала. На нее было бы целесообразно возложить проведение анализа отчетности и корректировку (по мере необходимости) этого соотношения.

В частности, стабильная динамика роста национального дохода отражает справедливость распределения благ между основными агентами экономических отношений. Если причиной замедления роста ВВП является отсутствие экономической заинтересованности бизнеса ввиду низкого уровня доходов у предпринимателей и недостатка средств на расширенное воспроизводство, то следует увеличить кратность соотношения. В случае экономического спада, когда платежеспособный спрос падает, кратность соотношения следует уменьшить. Аналогичный анализ и обсуждение позиций представителей работников и работодателей, их взаимных претензий и предложений должны вестись и на уровне предприятий. Важно, чтобы они заканчивались принятием согласованных решений.

Предлагаемые изменения в правовом механизме социального партнерства и его организации призваны активизировать инициативу на местах, обеспечить взаимный контроль и сотрудничество, установить равновесную точку во внутрифирменном распределении совокупного дохода, которая обеспечивает наиболее справедливое соотношение экономических прав.

Государство же непосредственно не занимается перераспределением доходов в конкретном хозяйствующем субъекте, устанавливая лишь рамки урегулирования интересов и в случае необходимости корректируя их.

  Автор:  Алексей Алпатов
   Филиал Всероссийского заочного
   финансово-экономического института
   Волгоград

Другие материалы интернет-журнала "Нано Дайджест":

Разработки нанотехнологии. Уходящий 2011 год оказался не менее плодотворным на различные интересные инновации в области нанотехнологий, чем предыдущий.

Что такое нанотехнологии. Появившись совсем недавно, нанотехнологии все активней входят в область научных исследований, а из нее – в нашу повседневную   жизнь. 

Нанороботы. Современная наука и инженерия нуждаются в помощи роботизированной техники для решения различных задач.

Нанотехнологии в косметике. Масштабы использования наночастиц в производстве косметики растут с каждым годом, и, как считают производители, в этом нет ничего дурного.

Нанотехнологии в медицине. Идеи современной наномедицины были упомянуты еще Ричардом Фейнманом в его знаменитой лекции «Там внизу есть много места» в 1959 году.