«Россия как страна с определенными амбициями должна иметь свою микроэлектронику», - глава SEMI

// // Бизнес-персоны //

КундертМеждународная ассоциация производителей микроэлектроники SEMI совместно с российскими экспертами создаст рабочую группу для разработки концепции развития микроэлектроники в России. Также в ближайшее время Россия получит статус ассоциативного члена SEMI, что даст нашей стране возможность инвестировать в западные инновации и получать права на технологии. Об основных проблемах микроэлектроники в России и о том, какие технологии может получить Россия на Западе в ближайшей перспективе в интервью корреспонденту «Нано Дайджеста» Александру Дементьеву рассказал руководитель SEMI Хайнц Кюндерт.

- В России не один год ведется дискуссия о том, нужна ли нашей стране своя микроэлектроника. Ряд экспертов предлагает сделать ставку на импорт, ведь создавать свое производство долго, дорого, и мы уже безнадежно отстали. Есть ли экономический смысл для России развивать свою микроэлектронику или это просто модный политический лозунг?

- Конечно, можно и закупать микроэлектронику. Но дело в том, что Россия имеет очень большой потенциальный внутренний сбыт. Во-вторых, в России имеется традиционно сильная инженерная школа. России стоит развивать свою микроэлектронику, так как эта отрасль — будущее всех высоких технологий, она служит драйвером любого технологического развития. Поэтому Россия как страна с определенными амбициями должна иметь собственную микроэлектронику.

 – Что необходимо России для развития собственной микроэлектроники?

- Чтобы отрасль была  успешной, мы должны научиться играть по тем же правилам, по которым играет весь остальной мир. Это касается открытости для ввоза технологий и оборудования. Полупроводниковая индустрия сегодня глобальна: произошло разделение труда, укрупнение игроков. Поэтому Америка закупает оборудование в Японии, Китай в Америке и т.д. Все это легко должно происходить, без препятствий к трансферту технологий и оборудования. Очень мешают развитию отрасли барьеры  к экспорту и импорту.

Главная проблема производства – это ввоз запчастей. И нормальной практикой является схема, при которой запчасть доставляется за один день. Ведь завод стоять не может. В России этот период достигает одного месяца. Так работать, конечно, нельзя.

- В России сейчас обсуждается вопрос о том, чтобы создать льготные условия для российских разработчиков микроэлектроники в ущерб импорту. Запад со своей стороны также не готов идти на контакт по обмену технологиями — достаточно вспомнить истории с попыткой купить Opel и Infineon. О какой же открытости и обмене технологиями в таком случае может идти речь?

– «Микрон» является фактически единственным игроком на рынке, поэтому все процессы можно легко отрегулировать. Правительство должно признать, что в России появился локальный производитель и ему необходима поддержка. Потому что во всех других странах, таких как Тайвань, Китай, страны Евросоюза и т.д. правительство поддерживает производителей микроэлектроники, т.к. это очень сложная, науко-  и инвестиционноемкая отрасль.

 – Речь идет о прямой поддержке деньгами, кредитными льготами или о других мерах?

- Речь идет о том, что «Микрону» необходимы условия аналогичные тем, в которых развивались мировые полупроводниковые компании. Им были предоставлены специальные налоговые и тарифные льготы, поддержка в обучении персонала, нулевая рента на землю и нулевые пошлины на экспорт и импорт. Только при таких условиях продукция «Микрона» может стать конкурентоспособной.
Сейчас же компания находится в худших условиях. Только то, что «Микрон» вынужден импортировать  оборудование на общих условиях, делает его неконкурентоспособным. Также необходимо, чтобы российские и западные инженеры могли свободно обмениваться опытом, посещать производство друг друга. И тут мешает визовая проблема. Хотя на уровне государства, эту проблему можно очень легко решить, договориться об упрощении визового режима для работников.

– Когда по вашим прогнозам микроэлектроника сможет приносить прибыль российскому государству в виде налогов при условии успешного воплощения ваших рекомендации?

- В основном наши рекомендации носят краткосрочный характер. И если они выполняются, мы сразу немедленно получим позитивный результат. Например, если мы отменим экспортно-импортные пошлины, мы уже в следующем месяце увидим результат. Что касается R&D деятельности, тут, конечно, результат будет отсроченный. Однако, если не решить сейчас проблему с ввозом запчастей, это немедленно негативно скажется на прибыли.

 – Как будет действовать рабочая группа, создаваемая для разработки концепции развития российской микроэлектроники? Когда она будет создана, кто в нее войдет? Когда будет готова представит концепцию?

 – Сейчас определяется, кто в эту группу войдет, уже есть предварительный список. Конечно, большинство ее участников будут представлять российскую промышленность, а кроме того туда войдут эксперты SEMI и ST Microelectronics и другие западные эксперты. После окончательного определения состава группы, ее участники приступят к определению целей, графика работы  и т.д.

 – А сколько времени потребовалось для выработки аналогичной концепции для Евросоюза?

 – Два месяца, поскольку связи между участниками рынка хорошо налажены. В России это может быть чуть сложнее. Но параметром успеха для россйиской группы будет коммуникация с правительством.

– Кто в рабочей группе будет отвечать за эту коммуникацию с правительством?

- Это определенно представители ««Микрон»а», которые уже сейчас ведут диалог о необходимости господдержки. Очевидно, это будет  глава рабочей группы Геннадий Красников. Безусловно в группу войдут представители российских R&D центров, промышленных предприятий, таких как «Ангстрем», РОСНАНО, которые будут использовать свои коммуникации. И конечно, представители правительства и министерств.

- Что дает России статус ассоциативного члена SEMI, который наша страна должна получить в ближайшее время?

- Это даст России возможность участвовать в исследовательских проектах Еврокомиссии.

– Расскажите подробнее о планах вхождения России в проект Еврокомиссии. В чем суть проекта? Что Россия при этом получит?

– Россия сможет участвовать в этом проекте на паритетных началах, 50 на 50. Смысл проекта в том, что  в России, на «Микроне» сейчас идет исследование и разработка полупроводниковых структур, холодных катодов. Вхождение в этот проект с подобной разработкой делает ее прикладной и означает, что у нее появляется возможность промышленного применения.

 – Речь идет об участии в проекте правительства и следовательно выделения бюджетных средств, или инвестирует только частная компания?

– Тема проекта определяется в процессе консультаций с представителями различных стран, входящих в Еврокомиссию. Когда тема проекта определена, публикуется тендер, и компании выходят со своими предложениями. Эксперты определяют, есть ли в предложениях инновации и кто получает финансирование.

Александр Дементьев, Брюссель