Потребительский спрос и предложение на внутреннем рынке

// // Интересное в сети //

Экономическое и социальное развитие общества, проводимые реформы не могут идти в разрез с требованием достижения высокого уровня жизни всех слоев населения, повышения жизненного стандарта, одной из сторон проявления которого является потребление.
Современное состояние экономической и социальной сфер Российской Федерации во многом напоминает ситуацию в развивающихся странах в 70-80-е гг. XX в., к которой они пришли после оказанной Западом экономической помощи: усиливающаяся с каждым годом дифференциация населения, бедность, долговое бремя, разрушение экономики. Нищета, захлестнувшая Россию в последние годы, заставляет переосмыслить многие вопросы нашего бытия, в первую очередь о рыночном переустройстве общества, а потребительский рынок отражает достижения и неудачи проводимых преобразований.
    
    За годы реформ благодаря свободе цен, торговли он подвергся существенным изменениям: появилось много новых торговых площадей и точек, переоснащены и модернизированы старые, рынок насыщен товарами в пестрых, привлекающих взгляд упаковках. Именно это разнообразие, отсутствие изнурительных очередей создает впечатление благополучия общества. В целом предложение товаров и услуг стало значительно шире. Вместе с тем исчезли многие привычные торговые площади или они расширились и перепрофилировались, резко сократился ассортимент отечественных товаров. Они растворились в общей кричащей массе товаров и часто сами приобрели вызывающий вид. Многие из них теперь приходится покупать целенаправленно, как это происходило с потребительским импортом раньше.
    
    Реальная оценка потребительского рынка включает следующие моменты. Во-первых, анализ общего уровня развития его с количественной и качественной стороны, соответствие объему и структуре спроса населения в зависимости не только от численности и уровня доходов, но и с учетом его социального, профессионального, половозрастного состава, национальных, местных традиций, природно-климатических, бытовых условий, формируемого общественного мнения, рекламы и других особенностей спроса населения. Во-вторых, это показатели устойчивости и безопасности потребительского рынка в данный период и долгосрочной перспективе, в-третьих - характеристики потребительского спроса: уровень, структура доходов и расходов населения, закономерности распределения доходов между различными группами населения.
    
    Переход к рынку для основной части населения означал резкое снижение покупательских возможностей. Наиболее существенные - пороговые - изменения в потреблении произошли в первой половине 1992 г. и второй 1998 г. В 1992 г. это было связано с либерализацией цен и "шоковой терапией". Тогда доходы (и текущие, и сбережения) снизились более чем в 2 раза. Финансовый кризис в августе 1998 г. вызвал резкий скачок цен на потребительские товары (более чем на треть в течение короткого времени) и новое падение покупательского спроса и уровня потребления (в августе этого года всего за восемь месяцев индекс роста потребительских цен составил 149, 6%, в целом за год он был равен 184, 4%). Реальные доходы населения сократились за эти четыре месяца на 18, 9%, в целом за год - на 18, 5%. В сентябре-декабре 1998 г. реальная заработная плата по месяцам по сравнению с соответствующим периодом предыдущего года снижалась соответственно на 30, 9, 32, 8, 33, 0, 39, 1%.
    
    Попытки восстановления уровня текущих доходов делались неоднократно, но кардинально изменить ситуацию пока не удалось. Оживление экономики, наблюдавшееся в последние три года, было вызвано в значительной мере ценовым фактором, а также в некоторой степени повышением конкурентоспособности отечественного производства в результате девальвации рубля в августе 1998 г., государственной политикой по сдерживанию роста цен на энергоносители и услуги монополий, политикой ЦБ по росту денежного предложения. Все это позволило повысить темпы экономического роста на 8, 3% в 2000 г. и 5% в 2001 г. увеличить реальную заработную плату на 20, 9 и 19, 8% в 2000 и 2001 гг. За эти годы объем производства промышленности и сельского хозяйства вырос соответственно на 17, 4 и 13, 4%. Но все же, по данным Госкомстата, объем производства в 1999 г. и 2001 г. по сравнению с 1990 г. составил соответственно 49 и 57, 6% в промышленности, 58, 3 и 66, 1% - в сельском хозяйстве. Реальные денежные доходы к 2000 г. сократились на 50, 28%, т.е. стали меньше более чем в 2 раза по сравнению с 1990 г. В целом за 2000-2001 гг. их удалось поднять на 15, 7%, но по сравнению с 1990 г. их величина составила всего лишь 57, 6%. Среднемесячная начисленная заработная плата за 1990-1999 гг. возросла в 4 раза, за следующие два года - еще в 2 раза. Но среднемесячная начисленная заработная плата в ценах 1991 г. сократилась почти в 3 раза, достигнув 34, 7% уровня 1991 г. Если сравнивать динамику начисленной и реальной заработной платы, то положение будет еще хуже. Так, среднемесячная начисленная заработная плата (в ценах 1991 г.) за период с 1991 по 1999 г. снизилась на 62, 6% и составила 37, 4% уровня 1991 г. Реальная заработная плата за этот же период уменьшилась на 66, 6%, она составила 33, 4% уровня 1991 г. - на 4% меньше по сравнению с номинальной заработной платой (табл. 1). Разница между динамикой реальной заработной платы и реальных денежных доходов к 1999 г. и 2001 г. оставила соответственно 17, 6и10, 7% общего уровня доходов 1991 г.
    
    Но большую тревогу вызывает дифференциация доходов населения, что означает его существенное расслоение. Доля населения с денежными доходами ниже прожиточного минимума в 1992 г. достигла 49, 7 млн. человек, или 33, 5% населения страны. В последующие годы она относительно и абсолютно снижалась. Наименьший ее уровень был в 1997 г. - 30, 7 млн. человек, или 20, 8% общей численности (табл. 2). По сравнению с первым годом радикальных реформ положение лишь незначительно улучшилось. Приводимые нами официальные статистические данные по доле населения, находящегося за чертой бедности, существенно расходятся с данными Российской Академии наук. По мнению отдельных российских ученых, они сильно занижены. Так, за 1995 г. статистика называет цифру 24, 7%, оценочные данные - 40% общей численности населения. Но основная проблема заключается в том, что это коснулось значительной части детей и стариков. В условиях нищеты в России живут около четверти малолетних детей до 6 лет, треть детей в возрасте от 7 до 15 лет и пятая часть людей пожилого возраста, создавших национальное богатство, которое мы так бессовестно утратили (1)
    
    Особый вопрос - сам официальный прожиточный уровень, принятый в нашей стране. Даже индексированный в соответствии с ростом цен, он совершенно неудовлетворителен с точки зрения решения необходимых вопросов нормального воспроизводства человека (2) . Прожиточный минимум (порог бедности) согласно общему экономическому положению в стране должен включать совокупность важнейших товаров и услуг, соответствующую нормативам их потребления хотя бы на минимальном воспроизводственном уровне с учетом уровня цен. Структура потребления, предписанная прожиточным минимумом, действующим в России, может обеспечить потребление семьи лишь на самом низком уровне - физического выживания людей. В него не входят многие неэластичные расходы, например, жилищно-коммунальные платежи, амортизация одежды и обуви работающего и членов его семьи (детей), расходы на транспорт, вынужденная оплата некоторых медицинских услуг. В семьях с минимальными доходами это неизбежно ведет к недопотреблению продуктов питания по сравнению даже с их объемом, предусмотренным прожиточным минимумом. И поскольку прожиточный минимум, принятый в России, гарантирует только физическое выживание людей, то это - граница не бедности, а нищеты. Резкий рост цен на жилищно-коммунальные услуги, новые тарифы на транспорт и другие насущные потребности увеличивают их долю в структуре потребительского бюджета, в том числе и минимального. По данным международной статистики, за период с 1992 по 1997 г. доля в конечном потреблении в России составляла 27, 7%, без учета расходов на медицинское обслуживание - 19, 3%, а в 2000 и 2001 гг. она возросла в связи с подорожанием услуг пассажирского транспорта, естественных монополий и др. (табл. 3). Доля граждан с доходами ниже прожиточного минимума в 1999 - 2001 гг. в общей численности населения составляла соответственно 29, 7, 29, 1, 27%.
    
    Одной из причин расслоения населения является изменение структуры доходов той его части, которая живет за счет найма на работу. За годы реформ в стране она резко изменилась: сократилась доля заработной платы при относительном увеличении социальных выплат, появились новые формы дохода - от предпринимательской деятельности и от собственности, которые бедная часть населения не имеет. За прошедший период сохранялись тенденции снижения доли заработной платы в структуре доходов, роста доходов от собственности, предпринимательской деятельности, доходов по ценным бумагам и проч. Доля оплаты труда сократилась более чем в 2 раза: с 69, 9% в 1992 г. до 35, 2% в 1999 г., что продолжилось в 2000 и 2001 г., соответственно возросли доли доходов от собственности и предпринимательской деятельности с 1, 0 и 8, 4% до 7, 4 и 12, 7% в 1999 г., в 2001 г. доля доходов от собственности сократилась до 5, 6%, а от предпринимательской деятельности повысилась до 16, 1%.
    
    Это повлекло изменение реальной структуры общих расходов нашего населения. Она близка к структуре расходов населения развитых стран в 60-е гг., но далеко не соответствует их структуре в настоящее время (табл. 4) Так, в 60-е гг. во Франции расходы на продукты питания, напитки, табак составляли 33, 3%, на непродовольственные товары (одежда, обувь, бытовые приборы, мебель) - 22, обязательные платежи и взносы - 10, 4; транспорт и связь - 11, 6; прочие предметы потребления и услуги (медицинское обслуживание, образование, культура, досуг) - 22, 7%. Развитым странам потребовалось четыре десятка лет, чтобы довести свою структуру расходов до нынешнего ее уровня. При этом не следует забывать, что за 40 лет произошел рост жизненного уровня населения этих стран (только за 1991- 1998 гг. конечное потребление в США возросло на 25%), расходы на оплату жилья, транспорт выросли абсолютно и относительно увеличились в связи с ростом качества обслуживания населения в этих сферах, расходы же на потребление продуктов питания и непродовольственные товары сократились только относительно, но при этом выросли абсолютно, улучшив структуру потребления материальных благ (табл. 5). Поэтому структура расходов населения здесь не ухудшилась. Динамика конечного потребления в нашей стране была отрицательной. К 2000 г. оно сократилось почти на 20%, составив 81, 2% уровня 1990 г. Одновременно выросла доля расходов непотребительских расходов (только за два последних года услуги транспорта выросли на 65%, услуги монополий подорожали на 103%). Насильственное подстраивание структуры расходов нашего населения под структуру развивающихся стран ничего хорошего не может.
    
    Стремления наших рыночников к ускоренному переходу к рыночным отношениям во всех сферах экономики, используемая ими оценка достижений рыночного устроительства, состоящая в сравнивании чисто внешних экономических форм, в том числе и таких, как структура расходов населения, означает применение к рыночной экономике методов административного давления, отвергнутых ими же, когда государство вопреки состоянию системы заставляло развиваться экономику в выбранном направлении и с фиксированными параметрами. В данном случае это может привести только к расширению нищеты общества, а не решению его экономических и социальных проблем.
    
    Вернемся к вопросу о структуре денежных расходов населения. В период с 1992 по 1997 г. стабильно высокими были расходы на покупку валюты и сбережения во вкладах и ценных бумагах - от 14, 2 до 24, 2% всех расходов. В 1992 г. и с 1998 по 2001 г. наблюдалось резкое снижение в этой группе расходов - с 19, 6 и 22, 9% до 5, 3 в 1992 г. и 13, 7% в 1999 г. и соответственно до 10, 2% в 2001 г. Вообще доля статей расходов "сбережения во вкладах и ценных бумагах" и "покупка валюты" начиная с 1996 г. снижалась неуклонно с 23, 7 до 10, 2%. Одновременно росла доля статьи расходов обязательных платежей и взносов: от 5, 8 в 1995 г. до 8, 1%в 2000 г. и до 9, 3% в 2001 г., увеличившись почти на 15%. Расходы на потребление возросли в 1992 г. на 10, 6% (за счет резкого сокращения статьи расходов "сбережения во вкладах и ценных бумагах"), в 1995 г.-на 4, 9 (за счет уменьшения возросших в предыдущий период расходов на покупку валюты) и в 1998 г. на 10, 0% (по этой же причине), восстанавливая всякий раз уровень 1990 г. Наблюдавшийся в 2000-2001 гг. рост потребительского спроса продолжался в основном за счет снижения доли сбережений населения. Их низкий уровень подводит к выводу, что в последующие годы при сохранении тенденций экономического развития в стране покупательский спрос будет ограничен.
    
    Проблема фактического потребительского спроса остается очень острой и значимой для всей страны. Официальная статистика показывает не только сравнительно низкий уровень фактического конечного потребления в домашних хозяйствах по сравнению с началом реформ - 1990 г., но и недостаточно неблагоприятную динамику их структуры.
    
    В структуре потребительских расходов населения основной вопрос - расходы на приобретение продуктов питания, поскольку именно это определяет в первую очередь физическое здоровье нации. В этой группе товаров недостаточное потребление таких основных продуктов питания, как мясо и мясные продукты, яйца, рыба и рыбные продукты, овощи и бахчевые, фрукты и ягоды, традиционно заменяется хлебными продуктами и картофелем. Потребление мяса и мясных продуктов непрерывно снижалось с 1990 г. с 75 кг на душу населения в год до 52 кг в 1996 г. (на 44, 2%) и 58 кг в 1998 г. (29, 3%). Уровень потребления продуктов этой группы в настоящее время ниже уровня его потребления в 1985 г. и даже в 1975 г., когда он составлял соответственно 67 и 60 кг (4). Аналогичная картина по потреблению яиц, рыбы и рыбных продуктов, молока и молочных продуктов. Их среднедушевое потребление сократилось соответственно на 33, 3, 25, 36, 5%. В развитых странах структура потребительских расходов также менялась, но не ухудшалась (табл. 6).
    
    Разнообразие потребительских товаров в сфере торговли, отсутствие очередей означает лишь заниженный спрос населения. Это отразилось на структуре потребительского спроса. Абсолютно и относительно снизился спрос на основную группу товаров потребления, обеспечивающую удовлетворение потребностей человека в рамках нормально воспроизводства населения, одновременно произошел рост спроса на предметы роскоши и др. Наиболее бедная категория лиц обеспечена необходимыми продуктами на уровне биологического выживания и ниже. Реальный контроль над поддержанием необходимого воспроизводственного уровня потребления в нашем обществе отсутствует. Эта функция объективно выражена в минимальной заработной плате (5). В современной России она утратила свое социально-экономическое значение, поскольку не обеспечивает даже биологического выживания самого работника. Соотношение ее и прожиточного минимума непрерывно снижалось с 0, 21 в 1993 г. до 0, 065 в 2000 г. В 2001 г. оно возросло в 3 раза, но лишь приблизилось к уровню 1993 г. Соотношение величины прожиточного минимума с размерами средне-душевых денежных доходов колебалось в пределах 177% (минимальное соотношение в 1999 г.) и 238% (максимальное соотношение в 1994 г.) с величиной среднемесячной заработной платы - в пределах 152 и 281% соответственно в 1999 и 1992 гг. Эту динамику можно было бы считать приемлемой при достаточно высоком прожиточном минимуме и сокращении численности населения с доходами ниже прожиточного минимума. В таком случае происходящее повышение прожиточного минимума и увеличение его по сравнению с размерами среднедушевых денежных доходов и среднемесячной заработной платой, и даже происшедшее в 2000 и 2001 гг. повышение этих соотношений, могло бы свидетельствовать о сокращении дифференциации населения, выравнивании уровня жизни различных децильных групп. Но низкий прожиточный минимум, стабильно высокая (25-30%) доля населения с низкими доходами заставляют сомневаться в этом и искать объяснения, напротив, в повышении дифференциации населения страны.
    
    За неблагополучными средними цифрами официальной статистики скрывается разрыв между доходами различных групп населения. Средние показатели - на душу населения - не могут быть использованы для характеристики изменений, происходящих в стране, поскольку они не отражают степень неравенства населения.Для более полной характеристики состояния потребительского рынка следует использовать все имеющиеся в распоряжении показатели неравенства распределения доходов (6), выяснить природу бедности, неравенства в доходах, цели и задачи политики.
    
    Итак, проанализируем данные официальной статистики по распределению потребления продуктов питания между различными группами населения, т.е. структуру потребления населения с учетом дифференциации их доходов. Это можно сделать в стоимостных и натурально-вещественных показателях. Анализ стоимостной структуры потребления означает сопоставление объемов расходов на потребление и их структуры по децильным группам населения (табл. 7).
    
    Доля в совокупных расходах на питание по децильным группам менялась от 3, 5% в первой, наименее обеспеченной группе, до 19, 3% в последней - наиболее обеспеченной (разница свыше 450%). В первых четырех группах наибольшие доли расходов приходятся на хлебные продукты, картофель, молоко и молочные продукты. В пятой и шестой группах приоритетность этих продуктов еще сохраняется, но их доли сильно приближены к долям других продуктов. Начиная с седьмой группы, приоритетность продуктов кардинально меняется. Обеспеченное население больше тратит на покупку фруктов и ягод, мяса, рыбы, сахара и кондитерских изделий. Если сравнить потребление десятой и первой децильных групп, то расходы на покупку фруктов и ягод в десятой группе больше в 10, 4 раза, сахара и кондитерских изделий -в 8, 1, мяса - в 7, 6, рыбы - в 7, 6, овощей и бахчевых культур - в 6, 6, молока и молокопродуктов - в 5, картофеля -в 3, 6, хлебных продуктов в 2, 6 раза. Даже такие продукты питания, как хлебные изделия, картофель, молоко и молочные продукты, обеспеченное население потребляет в несколько раз больше малообеспеченного.
    
    Сравним теперь объемы потребления продуктов питания в домашних хозяйствах (табл. 8).
    
    Статистика показывает рост объема расходов на потребление всех продуктов от первой к десятой децильным группам. По потреблению мяса и мясопродуктов коэффициент роста составил 6, 15 раза, рыбы и рыбопродуктов - 4, 6, молока и молокопродуктов - 4, 44, яиц - 3, 35, овощей - 5, 46, фруктов - 7, 5, картофеля - 2, 7, растительного масла и других жиров - 3, 6, хлебных продуктов - 2, 68, сахара и кондитерских изделий - 6, 79 раза. Основные затраты на продукты питания для наименее обеспеченной группы людей связаны с расходами на молоко и молокопродукты, яйца, картофель и хлебные продукты. Именно по этим продуктам коэффициенты роста объема потребления и расходов на покупки в других децильных группах ниже. Если говорить о норме потребления хлебных продуктов, то они соответствуют приблизительно 160- 190 кг в год (потребление в двух наиболее обеспеченных группах населения, здесь нет замещения этим продуктом других - недоступных по цене). Расходы же на потребление этих жизненно необходимых продуктов в малообеспеченных семьях в 2, 68 раза ниже, чем в наиболее обеспеченных, имеющих и без того богатый рацион питания. В то же время доля расходов на эту группу продуктов в первой децильной группе равна 20, 8%, в десятой -9, 6% (табл. 9). Объемы потребления продуктов питания четвертой и седьмой групп приближаются соответственно к уровню их потребления в среднем на душу населения в 1965 г. и в конце 80-х гг., первой - ниже среднего уровня потребления в 1913 г.
    
    Оценки дифференциации среднедушевых денежных доходов российского населения, а следовательно, и потребления различных групп населения, осуществленные РАН, значительно выше, чем дает официальная статистика. Так, общие оценки дифференциации населения за 1997 г. (децильные коэффициенты) различаются более чем в 4 раза (7). Официальная статистика предпочитает при этом сопоставлять доходы не децильных первой и последних групп, а 20-процентных групп. Но известно, что при высоком расслоении населения для выявления реальной картины децильные группы следует не укрупнять, а напротив, разделять. Следует говорить о существенном расслоении населения в рамках двух крайних децильных групп. По данным официальной статистики, в 1994 г. в первой группе оно превышает 3 раза, а разрыв в текущих объявленных доходах между наименее обеспеченными и наиболее обеспеченными группами населения был более 27 раз. Кроме того наша статистика не располагает точными данными о реальных доходах наиболее обеспеченной группы населения (2-3% населения). Мы имеем только данные по заявленным доходам, что не соответствует их реальным значениям. Но даже если ограничиться сравнением доходов населения по 20-й процентным группам, то и в этом случае статистика показывает увеличивающееся перераспределение доходов в пользу наиболее обеспеченных групп населения. Их доля с 1991 по 2001 г. возросла более чем в 1, 5 раза (табл. 10).
    
    Поляризация доходов в России является следствием комплекса факторов, часть из которых можно отнести к необходимому общему институциональному рыночному изменению общества. Другая является субъективной характеристикой процессов рыночной трансформации, выражает специфику наших рыночных преобразований. Так, дифференциация доходов может быть связана с действием общих институциональных факторов рыночного преобразования экономики, но она является одновременно проявлением и специфических особенностей происходящих в стране реформ. Во-первых, это интенсивная дифференциация оплаты труда на фоне общей тенденции к ее снижению (8). Только по официальным данным Госкомстата, коэффициент дифференциации доходов (соотношение средней заработной платы 10% наиболее высокооплачиваемых и 10% самых низкооплачиваемых групп населения) в 1994 г. составлял 15, 1 раза (тот же показатель в 1992 г. был равен 8), т.е. продвижение веб сайта за три года удвоился (9). Если сравнить данные по 20-процентным группам, то в 1991 г. децильный коэффициент был равен 0, 39 (11, 9% и 30, 7%), в 1994 г. это соотношение стало равным 0, 11(5, 3 и 46, 3%). Сократившийся в самом начале разрыв в доходах населения затем резко увеличился. Возросла дифференциация доходов в 3, 4 раза. Почти половина фонда оплаты труда (46, 3%) доставалась 20% получающих заработную плату. В дальнейшем, по официальным данным различия в доходе пятой - наиболее обеспеченной группы населения и первой - наименее обеспеченной снижались, но не существенно . Во-вторых, различия в доходах усиливает вторичная занятость, в-третьих - безработица и частичная занятость, в-четвертых, имевшая место и не изжившая пока себя окончательно практика нерегулярной выплаты заработной платы, невыплата пенсий (10), в-пятых - наличие у небольшой части населения доходов от собственности, в-шестых - снижение уровня трансфертов (пенсий по старости, пособий на ребенка, стипендий).
    
    Но самым существенным фактором, усиливающим различия в материальном положении групп населения, являются присвоение государственной собственности незначительной группой лиц, расхищение государственной собственности в форме приватизации и банкротства предприятий.
    
    Потребительский спрос - одна из частей, на которые распадается присваиваемый доход, поступающий в домашние хозяйства, получаемый в результате перераспределения дохода от реализации произведенной продукции. Вторая его часть расходуется на сбережения во вкладах и ценных бумагах и покупку валюты. Дифференциация в имущественном положении не просто дополняет общую дифференциацию населения по доходам - в нашей стране произошла и продолжается концентрация сбережений у незначительной части населения, которую образует "правящая элита и собственники крупных капиталов". Специальные исследования сбережений населения РФ, проведенные ИСЭПН РАН показали, что уже в 1996 г. 52% населения имеют 1% сбережений, а у 2% семей сосредоточено 53% общей их суммы; богатые и очень богатые группы, доля которых в общей численности населения составляет 5%, владеют почти 3/4 (73%) общего объема сбережений в безналичной форме и 5% богатых и очень богатых владеют 80% валюты в наличной форме. Соответственно средний размер душевых сбережений на момент обследования в семьях очень богатых составлял 161 млн. недоминированных рублей (30 тыс. долл.), а тот же показатель в бедных семьях был равен 124 тыс. руб. (22 долл.).
    
    Экономическая теория обращает внимание на закономерности между особенностями в распределении доходов в обществе и экономической динамикой. Практика показывает, что распределение дохода и экономическое положение групп населения страны не зависят от темпов экономического роста: большая и меньшая дифференциация населения может происходить в условиях как высоких темпов роста, так и низких. Все зависит от источников, институциональных особенностей, приоритетности секторов экономики. Относительно конкретных факторов, влияющих на распределение дохода в различных странах, западные экономисты не пришли к определенному мнению. Поэтому, делая прогноз развития, экономисты всегда оговариваются о национальной специфике стран. Здесь можно с полной уверенностью сказать, что объяснение характера распределения доходов лежит также в области экономической этики, национальных особенностей экономики, базирующейся на традиционных институтах общества.
    
    Расслоение населения, сопровождающее экономический рост, чаще всего принимают как неизбежную закономерность этого процесса, оправдывают ее. Экономическая теория обсуждает этот вопрос начиная с 60-х гг. XX в. Вначале бытовало мнение, что неравенство необходимо для высоких темпов роста, формирования сбережений, инвестиций, развития производства, что разрастающаяся бедность искоренится сама собой, а экономика с более высокой степенью неравенства будет развиваться быстрее. Последнее, однако, не подтвердилось на деле. Если говорить об экономике России, то она может служить в качестве примера. За годы реформ произошли существенное расслоение населения и резкое сокращение производства в промышленности, сельском хозяйстве Объемы производства пищевой, мясной и молочной, рыбной и легкой промышленности опустились до 52, 29, 49, 15% уровня 1990 г. (табл. II). Полное "оживление" экономики не состоялось. Потребительский рынок заполнялся "заграничными" товарами. Их доля колебалась от 36% в 1999 г. до 54% в 1995 г. Качество поставляемых импортных товаров на наш рынок далеко не лучшее, о чем свидетельствуют данные по их забраковке (табл. 12). На наш рынок поступают не просто низкосортные, но даже вредные для здоровья экологически опасные, запрещенные в развитых странах товары. Экономический рост в 1999-2001 гг. обусловил увеличение объема продукции промышленности и сельского хозяйства. Соответственно возросло производство продовольственных и непродовольственных товаров. Объем розничного товарооборота в 1999 и 2001 г. составил соответственно 79, 7 и 96% уровня 1990 г. Однако он по-прежнему в большей степени обеспечен импортом. Объем импортируемых товаров, относительно сокращавшийся с 1995 по 1999 г., вновь начал расти и в стоимостном, и в физическом измерении. Его прирост в 2001 г. был равен 20%, что почти удвоило общий прирост розничного товарооборота. Это неминуемо приведет к последующему сокращению национального производства уже в 2002 г.
    
    Эксперты Всемирного банка пришли к выводу, что не следует выбирать между ростом и бедностью и что снижение уровня бедности вполне согласуется с устойчивым экономическим ростом. Экономическая теория немонетарного направления дает этому следующее объяснение. Во-первых, богатые не сберегают больше, чем бедные, напротив, у богатой части населения существует "не склонность к сбережению и инвестированию. Во-вторых, их "сбережения" часто ведут к бегству капитала из страны. В-третьих, потворство страстям богатых имеет сильный негативный социальный эффект. Он состоит в том, что низкие доходы, низкий уровень жизни населения снижают его экономическую активность, профессиональные качества работников. Ухудшается здоровье людей, растет смертность и падает рождаемость. Нищета ведет к вырождению человека . Следствием всего этого является как минимум снижение темпов экономического роста страны. Более справедливое распределение доходов, с одной стороны увеличивает доходы бедных, что ведет к повышению спроса на отечественные товары и стимулирует экономику, внутренние инвестиции, занятость, а с другой - "выступает как материальный и психологический стимул для участия населения в экономическом развитии страны.
    
    Отсюда следует, что основной целью экономического развития России должно стать не просто стремление повысить темпы экономического роста за счет безграничной демократизации в экономике, рыночных реформ любыми средствами, а создание нормальных экономических условий, при которых возможен ускоренный рост дохода наиболее бедных слоев населения. Для этого необходимы изменения статуса государства, активная экономическая и социальная политика, борьба с бедностью. Но этому сильно "мешает" монетаризм в России, ставший правительственной религией (12) .
    
    В вопросе государственного регулирования перераспределения доходов существуют две противоположные точки зрения. Одна состоит в том, что доходы следует регулировать, другая - в том, что их регулировать нельзя (13) . И поступать следует, очевидно, просто разумно, как это делают в других государствах. например США, Японии. Выправить экономическое положение России без вмешательства государства в структуру формирования доходов и расходов населения невозможно. Это доказала экономическая практика развитых стран.
    
    Другая сторона этого вопроса - отношение к бедности. Среди американских экономистов существует два взгляда на бедность. Сторонники сильных государственных действий рассматривают ее как результат социальных и экономических условий, с которыми малоимущие не могут справиться. Они указывают на недоедание, плохое образование, разбитые семьи, дискриминацию, отсутствие возможности работать и вредное окружение как центральные определяющие факторы бедности. Приверженцы другой точки зрения утверждают, что причиной бедности является неадекватное поведение человека, поведение, за которое несет ответственность сам малоимущий, бедняки ленивы, "тяжелы на подъем", много пьют (14). Нельзя, конечно, полностью отрицать это мнение. Среди бедных есть и ленивые и нерадивые. Но их еще больше среди наиболее обеспеченных людей, только там эти качества закамуфлированы под деловитость, решительность и пр. В вопросе существования бедности надо учитывать прежде всего социальные причины, масштабы этого явления и сосредоточиваться на поиске путей искоренения его.
    
    Масштабы бедности в стране колоссальны. Даже не проводя специальных исследований ее уровня, можно сделать далеко не утешительные выводы (15) на основании общего уровня расходов на потребление в стране (расходы на продукты питания в 1999 г. в среднем составили 53, 7%) и дифференциации доходов населения. Ясно, что к числу бедного населения должно быть причислено не только население, доходы которого находятся на уровне прожиточного минимума, но и выше него. Граница бедного населения проходит где-то на уровне пятой децильной группы, потребление которой соответствует 70-м гг. XX в. Социологическое обследование, проведенное ИСЭПН РАН, показало, что за последние годы население разделилось на три группы. К первой, наиболее обеспеченной, может быть отнесено 12% населения (крупные и крупнейшие собственники): 2% - очень богатых и 3%- (собственники крупных банков и финансовые магнаты, а также владельцы узловых предприятий российской экономики, действующих прежде всего в добывающих отраслях. К ним примыкают 7% обслуживающего их слоя: директора и менеджеры. К третьей группе - наименее обеспеченных - относится 65% населения (16). Среди них 40% населения, которое находится "за границей бедности", и 25% малообеспеченных, текущие доходы которых не превышают два бюджета прожиточного минимума. Социальное "дно", входящее в эту группу, составляет не менее 10%. Ко второй группе причисляется остальное население - 23%. Это тот средний слой, который пытались обнаружить. Но средним он может быть назван условно, поскольку экономические признаки этой группы не полностью соответствуют его обозначению.
    
    Исследователи выделяют и значительную группу "риска попасть на социальное "дно"". К ней они относят одиноких пожилых людей, инвалидов, многодетные семьи, безработных, матерей-одиночек, беженцев, вынужденных переселенцев, которые до рыночных реформ были вполне состоятельными социально-профессиональными слоями российского населения. В трудном положении находятся также многие ученые, инженерно-технические работники, учителя, творческая интеллигенция.
    
    Такое расслоение населения грозит серьезными социальными катаклизмами, которые могут принять формы, совершенно не привычные для Запада и почти не прогнозируемые пока. С точки зрения обеспечения внутренней экономической безопасности необходимые условия для нее в нашей стране давно уже разрушены (17). Рассматривая вопрос преодоления бедности как гарантии реформ в Болгарии, известный экономист Васил Манов пишет, что "когда крайняя бедность сожительствует наряду с крайним богатством, социальное напряжение может только нарастать и превзойти свою критическую точку. Борьба против отсталости и бедности не является только вопросом моральной ответственности, человеческой солидарности... Речь идет об угрозе существованию государства, социальной стабильности и мира в нем" (18) .
    
    В экономическом решении проблем бедности лежат также корни политические, социальные, демографические и прочие. В этом сконцентрированы вопросы распределения власти, общественного статуса, условий работы, реальных свобод членов общества. Это их подчиненность и незащищенность, воля и независимость, участие или безучастие в решении государственных вопросов, достоинство личности и свобода и право выбора.
    
    Распределение доходов является важной общегосударственной проблемой, которую можно решить только при активном участии государства. Исследователи развивающихся стран пришли к выводу, что устранение любой из причин неравенства (как внутреннего, так и между странами) может внести существенный вклад в снижение степени неравенства в распределении доходов, "в сокращение масштабов бедности в целом". Одновременно практика показала, что "ориентация на свободный рынок, выразившаяся в политике приватизации, снижении налогов и сокращении вмешательства государства в экономику, способствовала усилению неравенства и в индустриальных странах. Так, 1% населения - самые богатые люди в США - между 1977 и 1989 гг. получили 60% роста дохода после уплаты налогов, доля 40% наименее обеспеченных слоев общества уменьшилась" (19) . Памятуя все это, не будем сильно расстраиваться по поводу отступления от канонов монетаризма, которое необходимо все же совершить, и не будем уповать на рынок, который что-то может. И надо перестать обращаться на Запад за подсказками: не там наши учителя и союзники. Наши критерии истины, наша практика - наш народ. И то, как ему живется, говорит о результатах нашего теоретизирования и практических творений.
    
    1 Хорошо известно, что общество, где плохо старикам и детям, безнравственно. Но и не только. У такого общества просто нет будущего. Нет будущего у нас с вами. И изменять ситуацию нам же. Что же касается детей, то их бедность - это потеря российского генофонда, утраченные будущие поколения, ослабление характеристик человеческого фактора России.
    
    2 В формировании прожиточного минимума в международной практике используются различные методы: статистический (на уровне доходов 10 - 20% самых малоимущих граждан страны), нормативный (по фактической стоимости потребительских благ и услуг, входящих в потребительскую корзину), комбинированный (продукты питания определяются по нормативам, другие товары и услуги по их доле в общих расходах), субъективный (на основе социологических опросов), ресурсный (определяется возможностями экономики в обеспечении выживания малоимущего населения страны) и др.Каждый метод выражает различные подходы, используемые на практике в разных странах, принимаемые в зависимости от общего уровня экономического развития страны, решаемых экономических и социальных задач.
    
    3 Доля социальных выплат в совокупном доходе стала приблизительно соответствовать доле социальных трансфертных платежей в развитых странах, где проводятся значительные социальные программы в целях повышения жизненного стандарта, в нашей стране эта тенденция связана с обнищанием подавляющей части населения страны.
    
    4 Чтобы увеличить среднедушевое потребление мяса на 7, а затем на 8 кг, нашей стране когда-то потребовалось 10 и 5 лет (1975 - 1985 гг., 1985 - 1990 гг.).
    
    5 Рекомендация МОТ указывает основную цель установления минимальной заработной платы: "предоставления лицам, работающим по найму, необходимой социальной защиты в отношении минимально допустимого уровня заработной платы". Подходы к определению минимальной заработной платы в разных странах различные, равно как и различны критерии ее исчисления. К последним относятся, например: потребности семьи работника с учетом общего уровня заработной платы в стране, стоимости жизни, социальных пособий и сравнительный уровень жизни других социальных групп населения страны; требования экономического развития (поддержание высокого уровня занятости, производительности труда и пр.). Минимальная заработная плата может быть равна прожиточному минимуму в стране, обеспечивать удовлетворительный уровень жизни или обеспечивать уровень жизни, соответствующий человеческому достоинству. Установление размеров минимальной заработной платы зависит от экономического положения страны, но в любом случае она не может быть меньше уровня, обеспечивающего удовлетворение основных жизненных потребностей, и в этом случае она будет совпадать с прожиточным минимумом. У нас она существенно ниже прожиточного минимума. Установление и регулирование минимальной заработной платы является наиболее эффективным средством обеспечения прожиточного минимума.
    
    6 Основные концепции распределения доходов по размеру: (деление населения на квантили и децили по мере возрастания размера дохода (распределение доходов по группам населения, определение доли различных групп в общих доходах населения; вне зависимости от продолжительности рабочего времени, формы получаемого дохода); кривая Лоренца; коэффициент Джини; функциональное распределение дохода, т.е. по источникам его получения (как фактор производства).
    
    7 Это в значительной мере объясняется включением в распределение доходов, с одной стороны, численности "новых русских" (самых богатых), а с другой - групп населения, составляющих социальное "дно", которые не попадают и не могут попасть в статистические обследования семейных бюджетов домохозяйств Госкомстата. Это касается и данных по безработице, которые также существенно различаются.
    
    8 Это является следствием ряда причин: разрыв заработков на одном предприятии (разница в оплате администрации и оплате труда основной части рабочих достигает 20 раз); отраслевые и региональные различия (не менее 10 и II раз); разница в заработной плате на предприятиях разных форм собственности (государственных, частных предприятиях, совместных производствах).
    
    9 Официальные и экспертные оценки дифференциации среднедушевых доходов в России сильно разнятся. Так, в 1997 г. их различие составляло 4, 5 раза. Но даже официальная -нижняя граница оценок выше восьмикратного уровня. По утверждениям социологов, рост децильного коэффициента дифференциации до восьмикратного уровня вызывает опасность социальной деградации общества, что практически наблюдается в России.
    
    10 По оценкам Госкомстата РФ, объем неплатежей в 1996 г., 1998 гг. составлял свыше 47 млрд. руб. и более 70 млрд. деноминированных руб. соответственно. По состоянию на начало 2002 г. задолженность по заработной плате составила 34, 8 млрд. руб. (рост по сравнению с предыдущим периодом на 9, 8%). Из них недофинансирование из бюджетов всех уровней равно 4, 6 млрд. руб.
    
    11' См.: Сбережения населения Российской Федерации. Аналитический доклад ИСЭПН РАН. М., 1997. (Системные проблемы России. Путь в XXI век. Стратегические проблемы и перспективы российской экономики /Колл. авторов под рук. Д.С. Львова. М.: Экономика, 1999. С. 144-145.)
    
    12 Не следует забывать, что США активно использует государственное регулирование национальной экономики в плане протекционизма. И не только. Так, в настоящее время США осуществляют государственное социальное регулирование. В 1995 г. из бюджета США на федеральную программу помощи бедным было потрачено 52, 7% общих федеральных расходов. Все программы обеспечения доходов составляли 800, 9 млрд. долл., из них: общие программы (социальное обеспечение, пособия по безработице и др.) - 558, 1 млрд. долл.; программы для бедных (программы обеспечения доходов, питание, обеспечение жильем, социальные услуги, международное развитие и помощь) - 242, 8 млрд. долл. (15, 9%). (Самуэльсон П.А., Нордхаус В.Д. Экономика / Пер. с англ. М.: Бином-КноРус, 1999. С. 414).
    
    13 Эти две позиции существуют с незапамятных экономических времен. Представители классической школы считали, что вмешательство государства в регулирование дохода может привести только к снижению экономического роста. Теория предельной полезности совершила отход от классической теории распределения доходов. Она обосновала необходимость перераспределения части доходов для снижения дифференциации населения. В начале XX в. выдающийся итальянский экономист В. Парето сформулировал один из наиболее известных критериев оптимальности распределения дохода или богатства в обществе. Он определил его достаточно просто: "Следует считать, что любое изменение, которое никому не причиняет убытков и которое приносит некоторым людям пользу (по их собственной оценке), является улучшением". Альфред Маршалл предложил концепцию, сочетающую потребительский и производственный подходы к проблеме распределения совокупных доходов. Кейнсианская концепция исходила из необходимости регулирования общественного производства с целью обеспечения полной занятости, установления равновесия между совокупным спросом и предложением. Неоконсервативные концепции отражают кейнсианские методы регулирования, придерживаются старых позиций классической школы - теории свободной рыночной экономики, чистую рыночную экономику рассматривают как способ рассредоточения власти и создания всеобъемлющего порядка. Их последователи признают социальное неравенство закономерным, считают, что благосостояние и доходы населения зависят от их индивидуальной деятельности, доходы населения и общества должны регулироваться только посредством регулирования денежного обращения. Институциональная школа доказывает расточительность и неэффективность чистой рыночной экономики и считает социальный контроль со стороны государства необходимым.