Факторы восстановления экономики России после кризиса

// // Интересное в сети //

Анализ итогов прошлого года выводит на проблематику социально-экономического характера - оценку общих результатов социально - экономической политики последних лет, когда вместе с начавшимся послекризисным восстановлением и критическим переосмыслением опыта рыночных реформ 90-х гг. активизировалось обсуждение перспектив российской экономики в новом столетии. Это обсуждается в последнем разделе статьи.
Приступая к анализу факторов восстановления экономики, мы исходим из того, что ее рост опирается главным образом на прежний, устаревший за 90-е гг. производственный и научно-технический потенциал, и совершается развитие в условиях незавершенности рыночных преобразований при различных их уровнях в отдельных секторах. Поэтому с учетом этих условий определяем характер роста экономики.
    
    Соотношение реального роста экономики и инфляционных процессов. Завершившийся год, по официальным оценкам, воспринимается как успешный. Объем основного результирующего показателя развития экономики - ВВП в реальном выражении в январе -сентябре 2001 г. увеличился по отношению к тому же периоду предшествующего 2000 г. на 5%. Положительно оценивает итоги прошлого года и значительная часть населения, хотя индивидуальные и официальные оценки не совпадают. По данным социологического обследования Всероссийского центра изучения общественного мнения, в декабре прошлого года 31 % опрошенных лиц считали 2001 г. более легким для страны (в декабре 2000 г. - 26 %); доля ответов, по которым год был труднее предшествующего, уменьшилась с 36 до 23%; вместе с тем 46 % опрошенных сочли его таким же, как и прошлый (1).Большой части населения изменение экономического положения страны в прошлом году на фоне экономического кризиса последнего десятилетия и других негативных последствий рыночных реформ представляется положительным.
    
    Многие факторы происходящего в последние годы подъема экономики проявлялись с конца 1998 г.: одни из них усиливались, тогда как влияние других ослабевало; в то же время в прошлом году отмечались некоторые новые процессы. Относительно информационной базы анализа отметим следующее. Данные за 2001 г. предварительные. Сравнение их с показателями предшествующего года может корректироваться, поскольку Госкомстат РФ уточняет по поступающим позднее годовым отчетам ранее опубликованные цифры за предыдущий год. Так, за 2000 г. темп прироста объема ВВП был увеличен с названных вначале 7, 7 до 8, 3%; еще большей была поправка по 1999 г. (3, 2 и 5, 4% соответственно). Поэтому при анализе опубликованных статистических данных важны не только устойчивость и точность оценки цифр, а в первую очередь характеристика тенденций, направлений изменения показателей. В качестве источников, если это специально не оговаривается, использованы последние статистические сборники и доклад Госкомстата об итогах 2001 г. 
     
    Остановимся вначале на некоторых основных фактах, отправных для анализа. Прирост экономики в 2001 г. по сравнению с 2000 г. существенно замедлился - примерно на треть. Фактическая динамика ВВП превысила правительственный прогноз его прироста (4, 5%), на базе которого был разработан и утвержден государственный бюджет.
    
    Уровень экономики, измеряемый величиной произведенного ВВП, в 2001 г. соответствовал показателям 1993 г. и был на 30 % ниже, чем в 1990 г., предшествовавшем развернутым рыночным преобразованиям. Данное обстоятельство вносит существенное дополнение в приводимые многими комментаторами данные о более быстром росте российской экономики в сравнении с замедлением такого роста в развитых странах Запада, снижением объема ВВП в Японии, а в IV квартале и в США. В России подъем, а точнее послекризисное восстановление экономики обозначился лишь с 1999 г., тогда как в большинстве развитых стран на протяжении 90-х гг. имело место устойчивое ее развитие, опирающееся на современные качественные факторы роста (научно-технический прогресс, использование прогрессивных технологий, преимуществ экономической интеграции и международного разделения труда).
    
    В формировании российского ВВП решающая роль по-прежнему принадлежала инфляционным факторам.
    
    Объем ВВП в текущих рыночных ценах в январе - сентябре 2001 г., по данным Госкомстата, составил 6545 млрд. руб., что означает повторение его стоимости по сравнению с тем же периодом 2000 г. примерно на 29 %. При 5% прироста физического объема данного показателя увеличение реального объема производства дало менее одной пятой прироста ВВП в номинальном его выражении (в текущих ценах); преобладающим по значимости фактором ценностного его увеличения, как и в 2000 г., оставалось повышение цен. Доля инфляционной составляющей в удорожании стоимости продукции, по нашей оценке, составила в промышленности 79 %, сельском хозяйстве - 63, по инвестициям в основной капитал - 67 и розничному товарообороту -68 % (в 2000 г. соответственно 71, 80, 76 и 72%).
    
    Инфляционные факторы (инфляция спроса и издержек производства, последствия выбора различных схем денежно-кредитной, налоговой и бюджетной политики) требуют специального анализа, так как их соотношение по годам заметно отличалось.
    
    В экономической теории известны две основные трактовки влияния инфляции на экономический рост. Согласно первой, инфляция не влияет непосредственно на реальный объем производства товаров и услуг, поскольку не изменяет физической величины первичных факторов производства (труда и капитала) и показателей их эффективности (производительности труда, отдачи капитала, рентабельности производства). Воздействие инфляции на процесс воспроизводства сводится к изменению его стоимостных пропорций - распределению стоимости общественного продукта на первичные доходы (заработную плату, прибыль и процент на капитал) и пропорции их использования -расходования на конечное потребление и инвестиции. Такие допущения в известной мере оправданы для короткого годового цикла производства. Но для более длительного периода правомернее другая трактовка, согласно которой инфляция влияет не только на стоимостные, но и на реальные факторы экономической динамики - степень использования первичных факторов (занятость экономически активного населения, загрузку имеющегося капитала и производственных мощностей) и изменение показателей их эффективности. Это влияние может быть как положительным, так и отрицательным, что обусловлено уровнем инфляции и ее макроэкономическими последствиями.
    
    Инфляционные процессы перераспределяют через цены и потоки финансовых средств издержки и доходы хозяйствующих субъектов рынка - между отдельными сферами экономики, государственным и частным секторами, отраслями и регионами, социальными группами (классами) населения. Механизм инфляции даже при ее регулировании принудительно перераспределяет финансовые ресурсы по альтернативным направлениям их использования, создавая дополнительные ценовые выгоды для одних звеньев экономики и равнозначные потери для других, а затем перераспределяются и первичные факторы производства в их натуральном выражении. Когда инфляция выходит за управляемые государством параметры, ее последствия становятся непредсказуемыми и часто противоположными предположениям относительно вероятного формирования инфляционной спирали цен и доходов. Очевидное подтверждение этому - либерализация российской экономики в 90-е гг., когда инфляция вначале ускорила кризисное сокращение производства и покупательной способности населения, а затем помешала выйти на сравнительно умеренные темпы инфляции и сохранить путем применения жестких монетаристских методов финансовой политики объявленную в 1997 г. "макроэкономическую финансовую стабилизацию".
    
    Соотношение факторов реального прироста объема ВВП в результате изменения объема производства при исключении влияния изменения цен видно из динамики численности работающих и повышения производительности труда. Численность лиц, занятых в экономике, в 2001 г. увеличилась по отношению к 2000 г., согласно предварительным данным, на 1, 3% (в 2000 г. к 1999 г. -также на 1, 3 %). Увеличение занятости имело место при сокращении общей численности всего и экономически активного населения (на 0, 6 %). Предложение труда возросло в результате сокращения на 15% количества безработных (в
    
    2000 г. оно уменьшилось на 18, 7%). Это означает повышение в 2001 г. производительности труда на 4% против 6, 9 % прироста в предшествующем 2000 г., т.е. замедление темпов в 1, 7 раза. Доля фактора роста численности работающих в приросте физического объема ВВП увеличилась с 16% в 2000 г. до 28% в
    
    2001 г., а удельный вес фактора производительности соответственно уменьшился с 84 до 72%.
    
    Динамика объема производства по отраслям промышленности и в сельском хозяйстве отражена в табл. 1. Ее данные, помимо отмеченного выше замедления темпов, показывают ухудшение структуры промышленного производства - возобновление несколько ослабевшего в 2000 г. увеличения доли топливно-сырьевых отраслей.
    
    Темпы прироста продукции в промышленности в 2001 г. уменьшились к предыдущему году в 2, 5 раза, в сельском хозяйстве они лишь немного снизились. Большое замедление темпов отмечено в легкой (в 4, 4 раза), лесной - в 3, 8 раза, деревообрабатывающей и целлюлозно-бумажной промышленности, цветной металлургии, химической и нефтехимической промышленности (в 2, 3 раза), машиностроении и металлообработке (в 2 раза). В черной металлургии произошло наибольшее снижение общего объема производства. В топливных отраслях и пищевой промышленности темпы роста продукции в 2001 г. увеличились.
    
    Показатели табл. 2 приведены в годовом измерении. Но для оценки динамики экономики важно видеть, как она складывалась в течение года. В первом квартале объем ВВП уменьшился по отношению к предшествующему периоду (октябрю - декабрю 2000 г.) на 12, 7 %, его прирост был достигнут в следующие шесть месяцев. Во втором квартале ВВП увеличился к январю - марту на 8, 3 % и в третьем квартале на 11, 8% по отношению к апрелю - июню; в четвертом квартале объем ВВП, по имеющимся предварительным данным, практически остался на уровне июля-сентября. Такая динамика в целом повторяет цифры прошлых лет. Изменение объема производства в последнем квартале видно из следующих данных: прирост продукции промышленности к третьему кварталу составил 0, 9%, инвестиций - 22, 2 %, продукция сельского хозяйства уменьшилась на 42, 9 %, розничный товарооборот увеличился на 10, 2 %, внешнеторговый оборот сократился на 3, 2 % (в 2000 г. соответственно было 1, 3, 20, 0, - 42, 8, 10, 9 и 13, 2 %). Сезонные изменения ограничились главным образом внешней торговлей, где рост в 2000 г. в прошлом году сменился снижением. Однако влияние этого фактора на уровень экономической деятельности в конце года было не очень значительным, и проявлялось прежде всего в изменении валютных поступлений, последствия чего скажутся в 2002 г.
    
    Особенности развития основных секторов экономики. Проанализируем ситуацию на внутреннем рынке - потребительском и инвестиционном, и внешнем. Реальный объем этих рынков в 90-е гг. сократился: при 30% уменьшении ВВП в его составе уровень конечного потребления в 2001 г., по нашей оценке, был ниже 1990 г. примерно на 10%, тогда как инвестиции в основной капитал составляли около 30 %. Как показывает анализ, темпы и пропорции развития экономики в прошлом году определялись в первую очередь дальнейшим расширением емкости потребительского рынка и ослаблением в сравнении с предшествующим годом влияния факторов подъема, связанных с инвестиционной и внешнеэкономической деятельностью.
    
    Состояние в 2001 г. потребительского рынка характеризуется приведенными в табл. 2 индексами покупательной способности населения (его номинальных и реальных доходов), приобретения товаров и услуг. Расширение потребительского спроса было обусловлено повышением заработной платы рабочих и служащих, а также пенсий, увеличением численности этих групп населения и ростом доходов от капитала и собственности.
    
    Среднемесячная начисленная заработная плата рабочих и служащих в 2001 г. увеличилась на 45, 4 % и средний размер назначенных месячных пенсий - на 47, 4 %.
    
    Повышение индекса потребительских цен в прошлом году замедлилось. Прогноз Минэкономики исходил из их прироста по отношению к декабрю 2000 г. на 13-15%. Такой прирост произошел в течение первого полугодия. В связи с этим многие эксперты, прогнозируя сложившиеся тенденции, предсказывали повышение индекса потребительских цен за год на 20%. Однако в середине года оно замедлилось, а в конце летних месяцев уровень цен снижался. В целом за год, по предварительной оценке, индекс увеличился на 18, 6%, что на 1, 6 % меньше, чем в 2000 г. Но исходный официальный прогноз инфляции превышен в 1, 4 раза.
    
    Замедлилось повышение стоимости прожиточного минимума, составившее в январе - сентябре около 25% против трети в 2000 г. Рост реальной заработной платы, и особенно пенсий, оказался несколько ниже, чем в предыдущем году. Денежные доходы в среднем на душу населения в 2001 г. возросли в номинальном выражении на 31, 2% (в 2000 г. - на 34, 6 %). Прирост реальных располагаемых доходов замедлился более значительно -с 9, 3 до 5, 9%, или более чем на треть.
    
    Прирост физического объема розничного товарооборота был выше показателей 2000 г. (10, 8 против 8, 7 % в сопоставимых ценах), тогда как увеличение объема платных услуг замедлилось (0, 8 % против 6, 0 % в предыдущем году). Расходы домашних хозяйств на конечное потребление за первые девять месяцев возросли по отношению к тому же периоду предшествующего года по предварительной оценке на 9 % (в 2000 г. на 7, 7 % в годовом измерении).
    
    Динамика приведенных показателей доходов и расходов на потребление скрывает резкую дифференциацию их уровня по отдельным социальным группам населения, которая, судя по предварительным данным, не уменьшилась. Доля денежных доходов, полученных четвертой и пятой 20 %-ными группами населения с высоким уровнем душевых доходов, практически не снизилась и составляла 48, 7 % (в 2000 г. -48, 8 %). На прежнем уровне (30, 9 %) осталась и доля доходов первых трех 20%-ных групп населения со средним и низким уровнями душевых доходов. На 10% наиболее обеспеченного населения в 2001 г. приходилось 31, 6% общей суммы денежных доходов, а на 10% наименее обеспеченного - 2, 3 %, почти так же, как в 2000 г. Среднегодовая численность населения с душевыми доходами меньше прожиточного минимума, принятого официальной статистикой для исчисления границ бедности, также сократилась незначительно - с 42, 3 млн. человек в 2000 г. до 41, 6 млн. человек в январе-сентябре 2001 г., или на 1, 7 %. Ниже границ бедности остались доходы 28, 8 % общей численности населения страны (в 2000 г. было 29, 1 %). Коэффициент Джини (индекс концентрации доходов) составил 0, 396 (в 2000 г. - 0, 399).
    
    Инвестиционный рынок. В 2001 г. темпы прироста капитальных вложений уменьшились по отношению к 2000 г. в сопоставимых ценах почти в 2 раза. Соответственно ослабело влияние на динамику экономики расширение инвестиционного сектора внутреннего рынка, состояние которого определяет спрос на продукцию машиностроения, производство конструкционных материалов (металлы, строительные материалы), проектно-конструкторские работы.
    
    Увеличение инвестиций отмечалось преимущественно в экспортно-ориентированных отраслях промышленности и на транспорте. Более половины всех капитальных вложений приходилось на топливно-энергетический комплекс.
    
    Внутренние источники их финансирования в остальных отраслях были ограниченными и не покрывали потребностей обновления и модернизации производственного потенциала.
    
    Инвестиционный климат оставался неблагоприятным. Многие крупные отрасли промышленности и сельское хозяйство не располагали достаточными собственными источниками финансирования капитальных вложений. Удельный вес убыточных организаций в общем их числе уменьшился, составляя в январе - ноябре 2001 г. 36, 4 % (в 2000 г.-41, 6%). В промышленности из-за этого четыре предприятия из десяти по своим финансовым показателям (убыткам, просроченной задолженности) не имели выхода на рынок инвестиций. В январе-ноябре 2001 г. сальдированный финансовый результат (прибыль за вычетом убытков нерентабельных предприятий и организаций) сократился по сравнению с тем же периодом 2000 г. на 7, 2%, в том числе в промышленности -на 16, 4% (в предыдущем году был значительный рост прибыли). В промышленности увеличение прибыли отмечено в машиностроении, производстве стройматериалов и пищевой промышленности, в остальных ее отраслях прибыль уменьшилась. Увеличение прибыли зафиксировано в строительстве, транспорте и связи, внутренней торговле. Финансовый потенциал инвестирования сократился в первую очередь в базовых отраслях экономики, создающих материальную базу ее последующего подъема и структурной перестройки производства.
    
    Сложившиеся уровни рентабельности и процентных ставок сделали кредит экономически недоступным для преобладающей части отраслей. Средний по промышленности уровень рентабельности продукции (отношение прибыли к себестоимости) находился в 1999 г. на уровне 25, 5% (за последующие годы данные не публиковались), т.е. не превышал действовавшей в прошлом году учетной ставки ЦБ (25 %); кредиты коммерческих банков были еще дороже. Банковским инвестиционным кредитом могли в некоторой степени пользоваться более рентабельные топливные отрасли, черная и цветная металлургия, в остальных отраслях рентабельность оставалась ниже уровня процента за кредит.
    
    Надежды на увеличение притока значительных иностранных инвестиций вновь не оправдались. Не сократился отток из страны накоплений и сбережений экономики. По оценкам экспертов, ежемесячный вывоз капитала составляет в сумме более 2 млрд. долл., или в год - не менее 25 млрд. долл.
    
    Внешнеэкономическая конъюнктура, В прошлом году уменьшилось также влияние на рост экономики внешнего рынка. До осени оборот внешней торговли увеличивался, хотя и меньшими темпами, чем в 2000 г.; высокими оставались и цены на топливно-энергетические товары, которые дают более половины валютной выручки от экспорта. Это было важным фактором сохранения сравнительно высокого реального прироста экономики. Многие экономисты при характеристике экономического положения двух последних лет придают этому обстоятельству решающее значение. Но в последние месяцы 2001 г. цены мирового рынка на нефть и другие сырьевые товары резко снизились, что сразу же сказалось на экспорте, поступлении валюты (табл. 4), состоянии внутреннего рынка - размерах спроса на потребительские и инвестиционные товары и соответственно на величине заказов производственным отраслям.
    
    В прошлом году объем внешнеторгового оборота увеличился, по предварительным данным Банка России, на 3, 6 % против 30, 6 % его прироста в 2000 г. (3) Эти цифры отражают изменение как физического объема внешней торговли, так и цен. Экспорт уменьшился на 2, 7%, тогда как в предыдущем году увеличился на 39, 5%; импорт возрос на 18, 4 % против 13, 5% в 2000 г. Активное сальдо торгового баланса (превышение стоимости экспорта над импортом) уменьшилось с 60, 7 млрд. долл. в 2000 г. до 49, 6 млрд. долл. в 2001г. Снизилось также положительное сальдо платежного баланса, учитывающее помимо торговли экспорт и импорт услуг, выплаты заработной платы, движение инвестиционных доходов и трансфертов. Основные показатели
    
    Чистый экспорт товаров и услуг (за вычетом импорта) в январе - сентябре 2001 г. сократился по отношению к тому же периоду 2000 г. примерно на 10 %, тогда как в целом за тот же год его объем увеличился (на 2, 4 % в сопоставимых ценах). Наиболее высокие его приросты сложились в 1998 г. (в 2, 1 раза) и в 1999 г. (в 1, 7 раза).
    
    Ускорилось в сравнении с предшествующим периодом снижение валютного курса рубля по отношению к доллару, который подорожал к концу декабря 2000 г. на 7, 0 % против 4, 3 % в 2000 г. (к декабрю 1999 г.).
    
    В октябре прошлого года отмечавшееся с 1999 г. резкое повышение мировых цен на товары российского экспорта сменилось заметным их снижением. Так, цена сырой нефти (за тонну) возросла с 74, 4 долл. в 1998 г. до 110, 9 долл.в 1999 г. и 179, 9 долл. в 2000 г. В октябре 2001 г. тонна нефти стоила 145 долл., что на 31% ниже цены октября предшествующего года; цена бензина уменьшилась на 39 %.
    
    По некоторым данным, в 2001 г. страна получила от мировой экономики "чистый грант" от повышения цен в размере 31 млрд. долл. (в 2000 г. - 25 млрд. долл.), или 10 % к объему ее ВВП (4)Сумма бесспорно значительная, даже по сравнению с другими параметрами, характеризующими взаимоотношения отечественной экономики с мировой. Она сопоставима с общей суммой кредитов, предоставленных России до 1998 г. по линии МВФ и другим каналам. Полученный в 2001 г. выигрыш в ценах в 2, 6 раза превышает величину списанной задолженности России Лондонскому клубу кредиторов по соглашению 2000 г. о реструктуризации ее государственного долга (5) Вместе с тем напомним, что названная сумма лишь немного перекрывает потери российской экономики в форме вывоза национального капитала. Взаимоотношения российской и мировой экономики не сводятся лишь к ценовым условиям внешней торговли, при их анализе не менее важно принимать во внимание баланс движения капитала, который по-прежнему складывается не в пользу России.
    
    Внутренние ресурсы развития экономики и увеличения доходов населения ограничиваются тем, что более одной десятой части средств государственного бюджета расходуется на обслуживание государственного долга - возврат взятых ранее кредитов и выплату процентов. В январе - ноябре 2001 г. на эти цели было направлено 233, 8 млрд. руб., или около 8 млрд. долл. Приведенная сумма составляет свыше 3% объема ВВП по действующим в стране внутренним ценам. Объясняя необходимость крупных выплат по внешним обязательствам государства, руководители финансовых ведомств обычно ссылаются на то, что большая часть образовавшейся задолженности приходится на долги советского периода. Утроение в девяностые годы суммы советского долга, равно как и весь российский внешний долг, целиком является "заслугой" отечественных реформаторов. Недавно появились новые цифры, согласно которым размер советской части долга уменьшен до 60 млрд. долл. (6)
    
    Поэтому названный выше грант не является чистым. В обычном его понятии он представляет финансовую помощь по решению той или иной проблемы согласно условиям ее предоставления. В данном случае никаких обещаний ни с чьей стороны не было, Россия сама заработала эти средства благодаря умелому использованию сложившейся на мировом рынке конъюнктуры, и с этой стороны никому и ничем не обязана.
    
    Ошибочна оценка доли "чистого гранта" в ВВП, сделанная путем его пересчета из рублей в доллары по текущему валютному курсу рубля. Программа международных сопоставлений ВВП, в которой с девяностых годов участвует и Россия, предусматривает его пересчет из рублей в доллары по паритетам покупательной способности, отражающим различия в их покупательной способности внутри сравниваемых стран. ВВП России в 2001 г. составлял 1150 млрд. долл. в ценах 1996 г., т.е. доля "гранта" в его объеме не превышала 3%. Это тоже немало, но не в такой степени, как утверждается. Главная роль как в ускорении послекризисного восстановления российской экономики в 2000 г., так и его замедлении в 2001 г. принадлежит внутренним факторам.
    
    Направления ценового перераспределения доходов. Перераспределительные функции инфляции и характер их влияния на использование факторов роста экономики более отчетливо, чем на макроуровне, проявляются по секторам экономики, состав которых в последующем изложении дается согласно классификациям, принятым в системе национальных счетов.
    
    Нефинансовые предприятия и организации, производящие товары и услуги, выигрывают от повышения цен как поставщики и теряют как покупатели. Баланс выигрыша и потерь для отдельных отраслей зависит от соотношения динамики отпускных и закупочных цен (цен приобретения) и может быть положительным или отрицательным. Ценовые преимущества прежде всего у добывающих и сырьевых отраслей, спрос на продукцию которых менее эластичен по отношению к цене, а также у отраслей, относящихся к начальным звеньям технологической цепи производства, которые могут перекладывать через цены рост своих издержек на последующие стадии переработки первичных ресурсов и на конечных потребителей (потребительские и инвестиционные товары). В первую очередь это относится к топливно-энергетическим отраслям, металлургии, химической промышленности, машиностроению.
    
    В секторе финансовых предприятий и организаций, осуществляющих функции финансового посредничества (банки, страховые и инвестиционные компании), баланс инфляционного перераспределения доходов определяется соотношением изменения сумм и ставок полученных и выплаченных процентов в сравнении с динамикой цен. В условиях инфляции эти учреждения располагают большими возможностями извлечения инфляционных преимуществ, чем предприятия реального сектора экономики. Так, средневзвешенная ставка по привлеченным депозитам и вкладам физических лиц в рублях в январе -августе 2001 г. находилась на уровне 4, 5 - 6% годовых, а по депозитам предприятий и организаций - 6, 0- 9, 0 %, что в 3 с лишним раза ниже уровня инфляции.
    
    Домашние хозяйства от инфляции в целом всегда несут потери, так как вынуждены оплачивать приобретаемые товары и услуги по более высоким ценам, которые повышаются быстрее, чем доходы. Прежде всего это относится к преобладающей части населения, получающей доходы в форме заработной платы и пенсий.
    
    Это видно и на примере прошлого года. Проведенное повышение минимальной заработной платы, пенсий, увеличение средней номинальной заработной платы в лучшем случае компенсировали рост потребительских цен в предыдущие годы. Докризисный уровень реальных доходов и покупательной способности для многих групп населения не восстановлен, даже если сравнивать их с 1998 г. К тому же повышение номинальной заработной платы в учреждениях бюджетной сферы и пенсий в большой мере оплачено снижением реальной заработной платы работавших в предшествующие годы.
    
    Сектор государственных учреждений, выполняющих функции общего государственного управления, регулирования экономики и социального развития общества, оказывает населению бесплатные услуги нерыночного характера (оплата коллективного потребления) или предоставляет на льготных условиях товары и услуги ряду групп населения (социальные трансферты в натуральной форме сектору домашнего хозяйства). Государство через повышение потребительских цен концентрирует в бюджете дополнительные инфляционные доходы и, кроме того, относительно уменьшает свои расходы вследствие снижения реального денежного содержания бюджетного финансирования (сокращения покупательной способности рубля). Государственный бюджет от инфляции выигрывает, но государственные учреждения, как и население, в целом теряют. Издержки инфляции для них могут быть возмещены лишь путем дополнительного бюджетного финансирования, перекрывающего инфляционный рост текущих затрат (издержек) по их содержанию.
    
    Любое правительство, ответственное за надлежащее выполнение своих экономических и социальных обязательств перед обществом, сталкивается с проблемой устранения или хотя бы снижения издержек инфляции для домашних хозяйств и отраслей бюджетной сферы (народного образования, здравоохранения, науки, обороны и др).
    
    Невыполнение этих обязательств обостряет социальные и политические противоречия, подрывает доверие народа к правительству и государству. Утрата такого доверия грозит ростом классовых конфликтов, издержки которых не могут быть корректно измерены экономическими показателями.
    
    Утвержденный на 2001 г. федеральный бюджет в январе - ноябре был превышен по доходам на 200 млрд. руб., или на 16, 8 %. Преобладающая часть дополнительных доходов имела инфляционное происхождение. Их поступление способствовало достижению профицита государственного бюджета и создало возможность увеличения финансирования ряда расходов. Выделенные государством дополнительные средства на социальные цели частично возместили инфляционные потери конечных потребителей. Однако прирост бюджетного финансирования в большой степени был номинальным; в реальном выражении оно во многих случаях не увеличилось, а сократилось. Стоимость нерыночных услуг, определяемая как сумма текущих затрат бюджетных организаций по предоставлению таких услуг, возросла в январе- сентябре 2001 г. на 29% при повышении индекса потребительских цен за эти месяцы на 14 %; в сопоставимой оценке увеличение бюджетного финансирования было, следовательно, в 2 раза меньше, чем в номинальном выражении.
    
    С учетом этого следует оценивать и намеченное расширение социальных расходов бюджета на текущий год. Действия правительства по сравнению с прежней практикой секвестирования расходов на социальные нужды, возведенной радикальными реформаторами чуть ли не в стратегическую установку бюджетной политики, заслуживают положительной оценки. Однако в ряде комментариев относительно действительной активизации социальной политики на фоне продолжающейся инфляции выглядят явно приукрашенными.
    
    Ослабление инфляционных и деформация инвестиционных факторов. Об объективности оценок действия рыночных механизмов роста экономики можно судить по выполнению разрабатываемых официальных прогнозов на предстоящий год. До 1999 г. правительственные органы не могли правильно предсказать даже изменения общего направления динамики экономики. С этого года ситуация в данном отношении заметно улучшилась: обозначились реальные приросты годовых уровней производства товаров и услуг, в 1999 г. фактический темп прироста ВВП превысил прогнозирововавшийся в 3 раза и в 2000 г. более чем в 2 раза. Это обусловлено, как отмечалось, непредвиденным Минэкономики улучшением для России конъюнктуры мировых рынков и положительным влиянием осуществляемых с IV квартала 1998 г. антикризисных мер. В 2001 г. фактические значения основных макроэкономических показателей также превысили объемы, предусмотренные принятыми прогнозами.
    
    Официальные прогнозы роста российской экономики, опирающиеся на рыночные механизмы развития, выводят на реальный рост ВВП в пределах 4-6% в год. Это по крайней мере вдвое уступает уровню темпов, необходимых для восстановления в течение ближайших нескольких лет уровня 1990 г. и достижения дореформенной доли России в мировой, экономике. Отсюда неудовлетворенность полученными результатами и различная критика экономической политики.
    
    Принципиальным остается при этом ответ на вопрос, способен ли обеспечить повышение темпов курс на ускорение либерализации экономики и дальнейшее свертывание государственного регулирования рынка. Убедительных доводов в пользу такой стратегии развития пока нет, поэтому правительство проявляет осторожность в принятии окончательных решений. Как свидетельствует недавняя практика хозяйствования, надежды на быстрый подъем экономики путем форсированного рыночного саморегулирования могут привести к новому обвалу производства и обнищанию большей части населения.
    
    В 2000 г. ускорение роста производства обусловливалось усилением макроэкономической сбалансированности, т.е.расширением конечного спроса и особенно - увеличением объема внешней торговли. Эти же факторы определяли в конечном итоге динамику экономики в прошлом году, когда продвижение реформ шло главным образом по линии законодательного оформления дальнейших рыночных преобразований (принятие налогового кодекса, одобрение пенсионной реформы, предложений по реструктуризации естественных монополий). Реализация одобренных Государственной Думой законов начнется в 2002 г. и будет свидетельствовать об уровне результативности соответствующих мер.
    
    Пока же осуществляемая инфляционная схема активизации факторов роста экономики подошла к пределу своих возможностей. Например, стимулирование конечного потребительского спроса введением единой 13%-ной ставки подоходного налога на физических лиц усиливает спрос групп населения с высоким душевым доходом и слабо воздействует на увеличение покупательной способности семей со средними и низкими доходами. Увеличение номинальной заработной платы и пенсий быстро "съедается" инфляционным ростом цен, тем более что их реальное повышение вероятно лишь для отдельных групп населения; фактические масштабы бедности и нищеты при этом существенно не сокращаются. Реализация постановлений правительства о реформе жилищно-коммунального хозяйства, реструктуризации естественных монополий, закона о пенсионной реформе, по мнению многих специалистов, лишь усилит сокращение потребительских расходов под влиянием инфляции.
    
    Не менее противоречиво, но с еще большими негативными последствиями влияет инфляция на инвестиционную деятельность. С одной стороны, осуществляемые правительственные меры по снижению общего уровня инфляции способствуют ее активизации, так как снижают инфляционное обесценение сбережений, позволяют расширить область реализации эффективных инвестиционных проектов и сократить сроки окупаемости капитальных вложений. С другой стороны, эти подвижки тормозятся и даже полностью устраняются предполагаемым повышением цен на продукцию и услуги естественных монополий, инвестиционные программы которых рассчитаны на опережающее по отношению к правительственным прогнозам повышение отпускных цен при увеличении в них доли инвестиционной составляющей. В том же направлении действуют факторы, способствующие вывозу капитала из страны.
    
    Как показывают итоги последних трех лет и прогнозы до 2002-2004 гг., не открывает перспективы перевода процесса послекризисного восстановления экономики на устойчивое развитие путем использования долговременных качественных факторов - повышения эффективности производства и инвестиций, конкурентоспособности российских предприятий, ускорения научно-технического прогресса и прогрессивных изменений в структуре экономики. Мало констатировать сложившееся в последние годы превышение фактических реальных показателей ВВП над прогнозными; нужно также прояснить его происхождение и причины. Первое, что следует сказать: не повторять ошибок 1992 -1998 гг., когда прогнозные показатели роста ни разу не достигались. Однако объяснение "лучше меньше, но наверняка" все же недостаточно. Известно, что наряду с правительственным прогнозом, который разрабатывается Минэкономразвития, подготовка годовых прогнозов осуществляется также Центральным банком. Его прогнозы обычно содержат более высокие темпы роста ВВП при меньшем снижении валютного курса рубля и большей достоверности оценки уровня инфляции. Поэтому приведенное выше объяснение необходимо дополнить еще одним элементом - заинтересованностью правительства в получении при заниженном прогнозе ВВП и инфляции дополнительных бюджетных доходов, включая доходы инфляционного характера.
    
    Названные выше обстоятельства относятся все же преимущественно к внешней стороне влияния рыночного механизма на факторы роста экономики, поскольку не вскрывают глубинных причин эффективности отдельных рыночных инструментов управления. Главная причина отмеченного выше расхождения заключается в недостаточных со стороны экономических ведомств усилиях для того, чтобы надежно оценить последствия предлагаемых ими правительству решений в основных секторах внутренней экономики и внешнеэкономических связях. Это обусловлено не столько допускаемыми в отдельных случаях просчетами, сколько объективными условиями подготовки прогнозов и их практического осуществления.
    
    В настоящее время область прямого управления ограничена в основном бюджетной сферой экономики. В 1999 г. она охватывала 8, 1 % стоимости произведенного ВВП, 14, 5 % получаемых государством первичных доходов и 26, 6 % располагаемых конечных доходов, через которые осуществляется оплата закупаемых государством товаров и услуг, формирующих далее продуктовый (товарный) состав фондов потребления и инвестиций (за 2000 г. материалы по интегрированной таблице национальных счетов еще не опубликованы). Управление остальной частью экономики основывается на применении косвенных, рыночных регуляторов, роль которых ориентировочно может быть определена долей в ВВП общей суммы собираемых налогов (на продукты и импорт, прибыль и оплату труда наемных работников) за вычетом субсидий, передаваемых посредством бюджетного финансирования в форме трансфертов другим секторам экономики. В последние годы чистые налоги составляли, по нашей оценке, около 40% ВВП.
    
    Действие рыночных регуляторов деформировано, однако, широким распространением теневой и криминальной экономики. Удельный вес теневой экономики в ВВП, по имеющимся оценкам, составляет не менее 13% (из ее состава мы исключаем так называемый "неформальный сектор" - производство товаров и услуг для обеспечения собственного потребления домашних хозяйств населения, основная масса которых не приобретает товарной формы). Что касается криминальной экономики, охватывающей юридически запрещенные формы экономической деятельности, то ее обороты оцениваются МВД в размере около 15% к объему ВВП (согласно применяемой международными статистическими органами методологии доходы криминальных структур в этот показатель не включаются). Следовательно, область непосредственного экономического воздействия государства на экономику лишь ненамного превышает сферы ее прямой деформации теневыми и криминальными видами хозяйственной деятельности, которые осуществляются капиталом против интересов всего общества.
    
    Методы косвенного регулирования через цены, систему налогов, кредитование, условия оплаты труда и социального обеспечения на сегодняшний день лучше отработаны для потребительского рынка и слабее для инвестиционного, который дает наибольшее расхождение прогнозных и фактических процессов. В воспроизводственной цепи экономический рост - сбережения - инвестиции самым слабым звеном регулирования остается перевод сбережений в реальные капитальные вложения, от чего в конечном итоге зависит необходимый переход к овладению качественными факторами развития экономики. Неотработанность механизма рыночного регулирования инвестирования и реального накопления обусловливает, со своей стороны, и ненадежность прогнозов в этой сфере. Значительные трудности объективного характера сохраняются и во внешнеэкономической сфере, где преобладает влияние процессов на мировом рынке, которые лишь в малой степени подконтрольны политике одной страны.
    
    В последние годы предпринят ряд мер по отработке механизмов экономического управления инвестиционной деятельностью, среди них - сбалансированность государственного бюджета при превышении доходов над расходами, устойчивое обслуживание государственного внешнего долга, стабилизация валютного курса рубля, увеличение прибыли некоторых отраслей и сбережений в основных секторах, начало развертывания налоговой реформы. Однако рыночный хозяйственный механизм в инвестиционной сфере по существу еще не сложился; современное его состояние предопределено в конечном счете просчетами, допущенными российским реформаторами в общей стратегии рыночных преобразований и практике их осуществления. Применительно к инвестиционной деятельности оно обусловлено надеждами на саморегулирование инвестиционного рынка в условиях макроэкономической несбалансированности, а также на преодоление противоречий и трудностей рыночной трансформации за счет привлечения иностранных капиталов. Без устранения порожденных этими надеждами деформаций инвестиционный климат, несмотря на призывы авторов различных либеральных программ, как показывает десятилетний опыт реформ, не улучшится.
    
    Систематизируем факты в части, связанные с игнорированием их авторами и разработчиками программ элементарных законов рынка.
    
    Прежде всего обращают на себя внимание попытки решить проблемы активизации инвестиционной деятельности в отрыве от мер по обеспечению нормализации финансового положения предприятий. Учитывая невозможность быстрого решения этой задачи, радикальные реформаторы взяли курс на привлечение иностранных инвестиций как компенсацию ограниченности внутренних источников финансирования капитальных вложений. Не случайно даже после 1998 г., когда полностью развеялись прежние иллюзии относительно крупных кредитов МВФ и частных банков, по инициативе отечественных либералов проводились международные конференции в расчете на увеличение притока частных иностранных инвестиций. Одновременно предполагалось, и небезосновательно, что финансовая неустойчивость обусловит инвесторам дополнительные возможности увеличения прибыли путем скупки по низким ценам активов приватизированных предприятий и перераспределения инвестиционного потенциала в пользу "стратегических собственников". Такой подход проявился в установлении процента за кредит и процента по банковским вкладам ниже уровня инфляции; в привлечении иностранных инвестиций путем создания для них специального льготного режима (например, соглашений о разделе продукции в добывающих отраслях промышленности); в согласии правительства на приоритетность обязательств по обслуживанию задолженности внешним кредиторам по отношению к реструктуризации и обязательствам по обслуживанию внутреннего долга и, в частности, погашению задолженности перед населением.
    
    Соответственно отодвигались на второй план либо совсем игнорировались задачи лучшего использования финансовых ресурсов на инвестиционные цели. Показательно в этом плане сохранение многочисленных и часто узаконенных в интересах монополистического капитала каналов утечки громадных средств из страны. Другой не менее характерный пример такого подхода - отношение к мобилизации на цели накопления сбережений населения. У населения, по экспертным оценкам, хранится 40 - 50 млрд. долл., которые выключены из легального оборота финансовых средств из-за недоверия к банкам и не покрывающего инфляцию уровня процентов по вкладам. Мобилизация даже пятой части этих средств способна увеличить годовой объем инвестиций в основной капитал примерно на одну четверть, или в размерах, которые превышают или по меньшей мере не уступают реальным возможностям поступления в страну прямых иностранных инвестиций.
    
    Существенно повлияло на инвестиционный рынок резкое сокращение государственного финансирования капитальных вложений, обусловленное, с одной стороны, стратегической установкой политики либерализма на свертывание функций государства в управлении экономикой, и с другой - необходимостью сокращения государственных расходов для уменьшения бюджетного дефицита. В 2000 г. расходы консолидированного бюджета на финансирование реальной экономики (промышленности, строительства, энергетики, сельского хозяйства и рыболовства, транспорта, дорожного хозяйства, связи и информатики) составляли 2, 1 % ВВП, из них две трети (1, 4 % ВВП) проходили по бюджетам субъектов Федерации. Это оказалось меньше затрат бюджета по обслуживанию государственного долга - своего рода дополнительная плата страны за ограничительную бюджетную политику и бездефицитный бюджет.
    
    Назрела необходимость внесения серьезных дополнений и изменений в механизм реформирования экономики и процесс формирования инвестиционного рынка. Содержание этих изменений касается переориентации инвестиционной политики государства в первую очередь на расширение и укрепление собственной финансовой базы экономики, отказа от применения деформирующих эту базу инструментов финансово-кредитной политики; дополнения еще слабых рыночных механизмов эффективными мерами государственного регулирования инвестиционного рынка. Назовем в заключение некоторые их элементы:
    
    увеличение инвестиционных ресурсов (прибыли, амортизации) предприятий частного сектора путем роста реального объема производства, дальнейшего ограничения и сведения к минимуму инфляционной их компоненты. Одним из главных источников укрепления финансовой базы инвестирования предстоит сделать постепенное устранение убыточности предприятий реального сектора экономики, их финансовое оздоровление, снижение издержек производства и разного рода непроизводительных расходов и потерь. Инвестиционная политика частного сектора, особенно в той его части, которая относится к отраслям с преобладанием естественных монополий, также должна быть перенацелена с инфляционного увеличения инвестиционной составляющей цены на расширение источников финансирования путем снижения себестоимости продукции и услуг;
    
    улучшение использования финансового потенциала посредством сокращения вывоза капитала из страны, возврата вывезенных средств, уменьшения через реструктуризацию государственного долга расходов по его обслуживанию, а также включения в него неохваченных банковской системой сбережений населения (за счет более высоких по сравнению с уровнем инфляции процентов по вкладам);
    
    совершенствование механизма налогообложения средств, направляемых на инвестиционные цели, и, в частности, снижение общего уровня налогов на прибыль и конечное потребление; расширение возможностей предприятий пользоваться кредитными источниками капитальных вложений за счет удешевления кредита (сокращения процента до уровня ниже инфляции) и увеличения рентабельности выше уровня инфляции;
    
    увеличение расходов государственного бюджета на финансирование реальной сферы экономики и реализацию крупных научно-технических и инвестиционных программ, направленных на структурную перестройку производства. При этом заслуживают поддержки предложения о выделении на эти цели в составе государственного бюджета специального "бюджета развития".