Кто такие Arcade Fire

// // Интересное в сети //


В последнее время среди музыкальной общественности обострился болезненный вопрос: кто такие Arcade Fire и за что они получили «Грэмми»? Arcade Fire, конечно, вполне известный коллектив из дружественной Канады, просто их альбом про быт городских пригородов все благополучно не заметили, потому что, как обычно, там такая история: была отличная группа, выпустила шикарный альбом, потом еще один, а потом испортились. 11 The Suburbs, в общем, и есть это самое «испортились». А ведь раньше за одним столом с группой обедал Дэвид Боуи, и сам Боно вызывал их на сцену еще до того, как жал там руку Шевчуку, и вообще трава была зеленее.

На самом деле все не так. Даже если огброенть тот факт, что Arcade Fire — действительно группа с обостренным чувством мистической жути и драма точной предопределенности всего. The Suburbs действительно лучший их альбом в смысле атмосферы и проникновенности. Хотя, честно говоря, мы его тоже не сразу заметили — и только в самом начале 2011 года, случайно прослушав его в самолете Нью-Йорк — Франкфурт, вдруг ощутили: черт, это то самое!

Выполненный в драматичном жанре «письмо из прошлого», альбом являет собой сборник пронзительных открыток воспоминаний, историй сумрачного пригородного взросления, о том, каким нам сейчас помнится наше детство и куда это все, черт подери, делось. Это музыкальное высказывание в своей концептуальной цельности поражает получился тихий, осто рожный роман эпопея о взрослении, о памяти как единственном способе контакта с собственной сутью и о любви как самой пронзительной форме памяти. Иными словами, редкий пример осмысленной поп музыки.

транса. Эти люди будто погрузили руку в черную воду, нащупали что то на дне, схватили наугад вытащили и все вокруг* наполняется светом, и уже, в общем то, не очень важно, что они там схватили: явно то самое. Это тот самый редкий случай вдохно нения, озаряющего все. В каждом треке альбома, помимо музы кальной составляющей, есть какое то неясное чувство при крытой немного двери, что ли. Музыка такой и должна быть — когда артист осознает свою полупро водниковую сущность и относится к этому серьезно и одновременно легко. Эстетически подобные альбомы были у «Битлз»: добрые, странные и чрезвычайно изобретательные. Сейчас стыдно что то сравнивать с «Битлз»? Ладно, нам не стыдно, потому что нас видел Пол Маккартни. Arcade Fire критики поругивают за помпезность, но это не помпезность замысла, а скорей, глобально ответственное отношение к способам выражения мысли. До по настоящему пафосных Killers и Muse они никогда не дотянутся, и это хорошо. В таком же смысле, например, невозможно обвншпъ в помпезности Дэвида Боуи со всеми его пауками с Марса — Боуи странный, но простой и домашний.

Альбом демонстрирует интереснейший подход к персональному опыту. Болезненный нерв в Ready То Start, прелестная музы кал ь пая огкрьггка Rococo, драматичная сага о дружбе и пустоте Suburban War, тихий и грустный пост панковский гимн Modern Man. Но дело не совсем в этом.

В общем. The Suburbs, по нашему мнению, справедливо заслужил звание лучшего диска-2011. II еще Один резон любить эту группу (как и не менее странный арт- роковый коллектив MGMT) — тот океан мировой сути и пронзи тельной прелести бытия и небытия, кагорый раньше транслировался в мир посредством Дэвида Боуи. после ухода Боуи на пенсию (черт, я смогла это написать?) не иссяк, теперь его транслируют эти вот люди. Эта преемственность в вопросах трансляции красоты, пустоты и смысла лишний раз доказывает нам, что мир прекрасен. а Боуи не человек, а космическая волна.